Электронная библиотека

когда Теркин вел ее усиленно к беседке.

- Милая моя барышня, вы меня искали?..

Беспокоились?

Под взглядом его больших глаз она еще сильнее

смутилась; губы ее раскрывались в усмешку ласкового

и точно в чем-то пойманного ребенка.

Ее послали узнать не о том, не приключилось ли чего

с Василием Иванычем, а не вышло ли какой "каверзы"

от этой дамы, не расстроилось ли дело продажи.

Лгать Саня не умела.

- Милый Василий Иваныч! - она взяла его за обе

руки и отвела голову, чтобы не расплакаться. - Папа

боится... и тетка Павла также... вы понимаете... Думают -

что-нибудь эта дама насчет имений... вы понимаете...

Папу жалко... ему нужно продать.

- А вам самим жалко усадьбы, жалко парка?

- Да... жалко.

Слезинки задрожали на ресницах.

- И вы на меня смотрите как на хищного зверя

какого? Возьмет да и пожрет ваше родное гнездо!

- Нет! Нет! - Саня начала трясти его за руки. Не думайте

так! Вы добрый! Вы хороший!.. Они говорят: больше вас

никто не даст. Но вы спрашиваете, жалко ли? Как же не

жалеть!

стр.454

- Сядьте, сядьте! - усаживал ее Теркин, не выпуская ее

рук из своих. - Лгать не умеете! Милая... Вы

ведь ребеночек. Дитятко! - так на деревне говорят. Не

то что мы все, великие грешники!

- А я-то!

Этот возглас вырвался у Сани порывисто, вместе

с движением головы, которую она еще сильнее отвернула,

и одну руку высвободила, чтобы вынуть платок

и утереть глаза.

- Вы-то?

- Да, я, я, Василий Иваныч... Вы со мной как друг

обошлись... как старший брат... Думаете, я безгрешная,

херувим с крылышками, а я гадкая!

- Ну, уж и гадкая!

- Гадкая!

Саня выдернула и другую руку и обеими ладонями

закрыла лицо.

- Что же вы такое натворили?

- До вас мне не было стыдно... Я позволяла...

- Целовать себя? - подсказал Теркин, и его этот

вопрос пронизал жутким ощущением... Ему не хотелось,

чтобы она ответила: "да".

- Позволяла! - шепотом выговорила Саня, и слезы

перешли в рыдания.

Сквозь них он различил слова:

- Будете презирать... Тетка Павла говорит: "развратная

девчонка"... Неужели правда? Господи!

И у него навернулись слезы. Он не выдержал, схватил ее

за руки, потом притянул к себе и горячо, долго

поцеловал в лоб.

Рыдания прекратились; она только чуть слышно

всхлипывала.

Ни одной секунды не подумал он: "Что ты делаешь?

Ведь ты судьбу свою решаешь, под венец хочешь

вести этого "суслика"!"

"Суслик" стал ему в несколько минут еще дороже.

Никакого прилива мужской хищности он не почуял

в себе. Только бы утешить Саню и поставить на честный

путь.

Она вся затихла, и в груди у нее точно совсем

замерло. И так сладко было это замирание. Радость

охватила ее оттого только, что "милый Василий Иваныч"

знает теперь, в чем она гадко поступала, что

он простил ее, не отвернулся от нее, как от развратной

девчонки. Никакой надежды быть его невестой не

стр.455

промелькнуло перед ней. Она забыла даже, как ее

десять минут назад схватило за сердце от приезда

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки