Электронная библиотека

в виски. Этот запах выедал из сердца даже хорошую

жалость, какую она пробудила в нем несколько минут

назад.

- Не хочу лгать, Серафима, - сказал он твердо

и сделал движение, которым как бы отводил от себя ее

стан.

- Я не требую... Не гони!

- Не гнать! Значит, жить с тобой... жить... Иначе нельзя...

Я не картонный. А жить я не могу не любя!

- Боишься? - перебила она и с расширенными

зрачками уставилась на него.

- Боюсь?.. Да! Не стану таиться. Боюсь.

- Чего?

стр.449

- Все того же! Распусты боюсь!.. Тебя никакая

страсть не переделает. Ты не можешь сбросить с себя

натуры твоей... С тобой я опять завяжу сначала один

ноготок в тину, а потом и всю лапу.

- А теперь ты небось праведник?

Она достала шляпку, стала надевать ее.

- Не праведник. Куда же мне!..

- В гору пошел... Крупным дельцом считаешься.

- Потому-то и должен за собою следить... чтобы

деньга всей души не выела.

Серафима поднялась на ноги одним движением

своего гибкого тела.

- И все это не то!

Щеки ее мгновенно побледнели, глаза ушли в орбиты.

- А что же? - тихо спросил Теркин.

- Не барышню ли присматриваешь? - Она указала

правой рукой в сторону дома. - Вместе с усадьбой

и породниться желаешь?.. Ха-ха! И на такого суслика, как

эта толстощекая девчонка, ты меняешь меня... мою

любовь!.. Ведь она не женщина, а суслик, суслик!..

Слово это она схватила с злорадством и готова

была повторять до бесконечности.

- Почему же суслик? - остановил ее Теркин и тоже

поднялся.

Они стояли близко один к другому, и дыхание

Серафимы доходило до его лица... Глаза ее все чернели, и

вокруг рта ползли змейки нервных вздрагиваний.

- Ну, да!.. Мы влюбляем в себя крупичатые, раздутые

щеки... И дворянскую вотчину нам хочется оставить за

собою. А потом в земцы попадем... Жаль, что

нельзя в предводители... Ха-ха!..

Смех ее зазвучал истерической нотой.

- Полно, Серафима! Как не стыдно!.. - еще раз

остановил он ее.

- Если так... на здоровье!.. Прощай!

Она начала было выгибать на особый лад пальцы

и закидывать шею, переломила себя, перевела плечами,

натянула перчатки, отряхнула полы пальто, повернулась и

пошла вверх, промолвив ему:

- Владей своим сусликом!.. Совет да любовь!..

Провожать меня не надо - найду дорогу... Дорогу

свою я теперь знаю!..

стр.450

XIXX

Он не стал ее удерживать и смотрел ей вслед.

Серафима пошла порывистой поступью и стала

подниматься по крутой тропинке, нервно оправляя на ходу

свою накидку.

Следовало бы проводить ее, объяснить как-нибудь

хозяевам такой быстрый отъезд странной гостьи: она

ведь прислала сказать с человеком, что явилась "по

делу". Ему не хотелось вставать с земли, не хотелось

лгать.

Не мог он заново отдаться этой женщине. Обвинять ее

он ни в чем не способен. Протянуть ей

руку готов, но ведь ей не того нужно. "Или все,

или ничего" - так всегда было в ней и всегда будет.

От него в лице этой разъяренной женщины уходил

соблазн, власть плоти и разнузданных нервов. Он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки