Электронная библиотека

законный брак - я не соглашусь... Да и как я посмею!

Тебя... тебя... слышать, сидеть рядом... знать, что вот

ты тут... что никто не отнимет... никто, кроме... тебя

самого или смерти... Да я умру раньше... Я это знаю.

Мне хоть бы годков пять... Много... Хоть два года!

Хоть год!

В ее отрывистой речи проглядывали неслыханные

им звуки, что-то наивно-детское и прозрачное по своей

беззаветной пылкости. Никогда и прежде, в самые

безумные взрывы страсти, ее слова не проникали так

в самую глубь его души, не трогали его, не приводили

в такое смущение.

Он чуть не остановил ее возгласом: "Не нужно!.. Не

говори так!"

Слезы подступили к глазам, он их уже ощущал

в углах, и губы вздрагивали... Жалость к ней росла,

жалость сродни той, какая пронизала бы его у постели

умирающего или человека, приговоренного к смерти,

в ту минуту, когда он прощается с жизнью и хватается

за нее последними хватками отчаяния сквозь усиленный

подъем духа.

Но больше ничего не было в сердце - он это сознал

бесповоротно.

- Сима, - заговорил он нетвердо, боясь расплакаться, -

ты меня тронула, как никогда... В любовь

твою верю...

- Веришь! - вскричала Серафима и выпрямила

стан. Глаза заблистали. Лицо мгновенно озарилось.

- Верю, - повторил Теркин и отвел от нее

взгляд. - Но я прошу, умоляю тебя... Не насилуй моей

души... Назад не вернешь чувства...

Докончить у него не хватило жестокости.

- Да-а, - протянула она глухо и поникла головой.

Руки тотчас же опустились, и опять она уперла их

ладонями в траву. - Я знала, Вася... могла предвидеть...

стр.448

Вы, мужчины, не то, что мы. Но я ничего не

требую! Пойми! Ничего!.. Только не гони. Ведь ты

один... свободен... Если ты никого еще не полюбил,

позволь мне дышать около тебя! Ведь не противна же

я тебе?.. Не урод... Ты молодой...

Серафима вдруг покраснела. Ей стыдно стало своих слов.

Оба промолчали больше минуты.

- Зачем... унижать себя! - вымолвил первый Теркин и

почуял тотчас бесполезность своих слов.

- Унижать!.. - повторила она без слез в голосе,

а каким-то особенным полушепотом. - Унижать! Разве

я могу считаться с тобой! Пойми! Милостыни у тебя

просят, а ты с нравоучениями!

Это его задело. Он поднял голову, строже взглянул

на нее, и она ему показалась жалка уже на другой лад.

Что же из того, что она не может жить без него? Как

же ему быть со своим сердцем?.. Любви к ней нет...

Ваять ее к себе в любовницы потому только, что она

красива, что в ней темперамент есть, он не позволит

себе этого... Прежде, быть может, и пошел бы на

такую сделку, но не теперь.

От всего ее существа, даже и потрясенного страстью,

повеяло на него только женщиной, царством

нервов, расшатанных постоянной жаждой наслаждений,

все равно каких: любовных или низменно-животных.

Психопатия и гистерия выглядывали из всего

этого. Не то, так другое, не мужчина, так морфин или

еще какое средство опьянять себя. А там - исступление

клинических субъектов.

Запах сильных духов шел от нее и начал бить его

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки