Электронная библиотека

глаз, - нет никакого против... тебя, - слово не сразу

сошло с губ его, - сердца... Все перегорело... Может

быть, мне первому следует просить у тебя прощения,

я это говорю, как брат сказал бы сестре...

- За что? - почти изумленно перебила Серафима.

- Я тебя на грех подтолкнул... Никто другой.

- Вот еще! С какой стати ты на себя такое святошество

напускаешь, Вася? Это на тебя не похоже...

Или...

Она хотела сказать: "или Калерия тебя так переделала?"

- Никакого тут святошества нет. Я употребляю

слово "грех" попросту. Я тобой хотел овладеть, зная,

что ты чужая жена... и даже не думал ни о чем другом.

И это было низко... Остальное ты знаешь. Стало, я же

перед тобой и виноват. Я - никто другой - и довел

тебя до покушения и перевернул всю тебя.

стр.446

За три минуты он не ожидал ничего похожего на

такой приговор себе. Это вылилось у него прямо, из

какой-то глубокой складки его совести, и складка эта

лежала вне его обычных душевных движений... И ему

стало очень легко, почти радостно.

- Не фарисействую я, Сима. Осуждаю себя и

готов всячески поддержать тебя, не дать тебе катиться

вниз... Встретил я тебя нехорошо... Не то испугался, не то

разозлился... А вот теперь все это отлетело. И никаких

счетов между нами, слышишь - никаких...

- Никаких? - захлебываясь, выговорила она и наклонила

к нему низко трепетное лицо.

- Никаких!..

XXVIII

- Вася!.. Прости!..

С этим воплем Серафима припала головой к нему.

Рыдания колыхали ее.

- Что ты! Что ты!..

Теркин не находил слов. Руками он старался поднять ее

за плечи. Она не давалась и судорожно прижимала голову

к его коленам.

- Прости! Окаянную!.. Жить не могу... не могу...

без тебя! - прерывистым звуком, с большим усилием

выговаривали ее губы, не попадая одна на другую.

Все ее тело вздрагивало.

Так прошли минуты... Ему удалось поднять ее за

плечи и усадить рядом.

Внезапный взрыв страсти и раскаяния потряс его,

и жалость влилась в душу быстро, согрела его,

перевернула взгляд на эту женщину, сложившийся в нем

в течение года... Но порыва взять ее в объятия, осыпать

поцелуями не было. Он не хотел обманывать себя

и подогревать. Это заставило его тут же воздержаться

от всякой неосторожной ласки.

С помутившимися, покрасневшими глазами сидела

она у ствола, опиралась ладонями о дерн и силилась

подавить свои рыдания.

- Полно, полно! - шепотом успокаивал он, наклоняясь

к ней.

За талию он ее не взял и даже не прикоснулся к ее

плечу кистью руки.

стр.447

- Ты добрый, чудный... Я не оправдываюсь... Я,

Вася, милостыни прошу! Все опротивело... вся жизнь...

разъезды... знакомства... ухаживания... мужчины всякие,

молодые, старые... Стая псов каких-то... Ужины...

шампанское... франтовство... тряпки эти... - Она схватила

свою шляпку и швырнула ее. - Не глядела бы!.. И таким

же порывистым движением она прижалась

к нему и положила голову на его плечо. - Вася! Жизнь

моя!.. Не оттолкни!.. Возьми... Ничего мне не нужно...

Никаких прав... Ежели бы ты сам предложил мне

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки