Электронная библиотека

что животная страсть колышет его, а потому что "так

будет гоже", мысленно выговорил он по-мужицки.

Его взгляд приласкал Саню, когда она подавала

ему стакан чаю.

стр.441

Сегодня во всем доме произошло какое-то событие.

И в ней самой есть что-то новое. Ей почти неприятно

чувствовать позади себя Николая Никанорыча. Хотелось

бы выкинуть то, что было между ними. Он ей

чужой. "Хороший человек" не он, а вот тот, Василий

Иванович, перед которым все смирились, даже тетка

Павла. Как будто и всю судьбу их семьи держит он

в своих руках. Но ей он не страшен. Напротив! Василий

Иваныч добрый и красивый, гораздо милее Николая

Никанорыча. Наверное он будет с ней еще много

говорить... И она ему во всем покается сама, не дожидаясь

его расспросов.

- А ваш управляющий где же? - спросила Теркина

Марфа Захаровна. - И ему бы чаю предложить.

- Он еще не вернулся из лесу, - ответил Теркин.

Павла Захаровна поглядела вбок на сестру: "довольно,

мол, и одного хама, а то еще его приказчиков

всяких в свою компанию принимать!"

Теркин подметил этот взгляд и сказал, обернувшись к

Ивану Захарычу:

- Вашу дачу он теперь знает как свои пять пальцев.

Иван Захарыч промолчал и только слащаво усмехнулся.

Ему предстояло объяснение с Первачом, и он не

знал, как ему быть: сестра отказалась от всякого

посредничества... Денег заплатить Первачу у него не

было: приходилось просить их у покупщика.

Протянулось очень длинное молчание. Теркину оно

не показалось тягостным. Он и не требовал, чтобы его

занимали... Ему было хорошо. Из цветника долетало

благоухание ветерка. В парке защелкал соловей. Позади,

внизу, неслышно текла река, куда ему хотелось

спуститься под руку с Саней.

- Колокольчик! - тихо вскрикнула Саня, будто

она вздохнула.

- Кто бы это?.. - спросила Марфа Захаровна.

Предводитель?

- Ему теперь не до разъездов! - выговорил Иван

Захарыч.

Звон резко оборвался у крыльца.

Теркин подумал о Звереве. Будь он тогда у него

в таком же настроении, как сегодня, вероятно "Петька"

выклянчил бы у него тысчонку-другую.

Камердинер Ивана Захарыча показался в дверях

террасы.

стр.442

- Кто приехал? - спросила первая Марфа Захаровна.

- Барыня... Карточку вот дали... Господину Теркину... По

делу... Их желают видеть.

- Меня? - переспросил Теркин и быстро поднялся.

- Так точно.

На карточке стояло: "Серафима Ефимовна Рудич".

Он подавил в себе смущение, но Саня заметила, как

глаза его вдруг потемнели.

- Вы позволите принять эту госпожу, - обратился

он к хозяевам - во флигеле?

- Почему же нет? Гостиная в вашем распоряжении, -

чопорно выговорил Иван Захарыч.

Теркин был уже на пороге, скорым шагом прошел

из гостиной и в зале столкнулся с гостьей.

Первая его мысль была не принять ее, но он сейчас

же нашел это "гнусной трусостью" и смело пошел на

все, что этот приезд Серафимы мог повести за собою.

XXVII

В той самой беседке, где он в первый раз говорил

с Саней, сидели они друг против друга.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки