Электронная библиотека

предвидели. С вакаций воспитанник приедет наверно

при деньгах, можно было и родителям написать. До

этого, однако, никто себя не доводил.

Потом и приходящие гимназисты, из разночинцев,

стали занимать. У Виттиха можно было раздобыться

стр.48

скорее, чем у других, около двадцатого числа. Все

почти учителя давали взаймы. Щедрее был учитель

математики. У него Теркин шел первым и в университет

готовил себя по физико-математическому факультету,

чтобы потом перейти в технологический или

в путейцы.

Только одному учителю нельзя было и заикнуться

о "перехвате" денег - Перновскому. Весь класс его

ненавидел, и Перновский точно услаждался этой

ненавистью. Прежде, по рассказам тех, кто кончил курс

десять лет раньше, таких учителей совсем и не водилось. В

них ученики зачуяли что-то фанатическое и беспощадное.

Перновский с первого же года, - его перевели из-за

Москвы, - показал, каков он и чего от него

ждать...

Уже и тогда Перновский смотрел таким же

старообразным и высохшим, а ему не было больше

тридцати трех-четырех лет; только на щеках у него

показывалась часто подозрительная краснота с кровяными

жилками...

Из пансионеров Теркин дружил всего больше

с "Петькой" Зверевым, из богатеньких помещичьих

детей. Отец его служил предводителем в дальнем

заволжском уезде. Зверев был долговязый рыжий

веснушчатый малый, картавый и смешливый, с

дворянскими замашками. Но перед Теркиным он

пасовал, считал его первой головой в гимназии; к

переходу в пятый класс, когда науки стали "доезжать" его,

с ним репетировал Теркин за хорошую плату.

Они оба слегка покучивали - не то чтобы пьянство

или другое что: общая страсть к бильярду, а бильярд

неразлучен с посещением трактиров.

Их обоих наследил Перновский и хотя поймать не

поймал, но в следующем же заседании совета заявил,

что воспитанник дворянского пансиона Петр Зверев

и ученик гимназии Василий Теркин посещают трактиры.

Теркина Перновский особенно донимал: никогда не

ставил ему "пяти", говорил и в совете, и в классе, что

у кого хорошие способности, тот обязан вдесятеро

больше работать, а не хватать все на лету. С усмешкой

своего злобного рта он процеживал с кафедры:

- Университетское образование - не для всех, господа.

Только избранные должны подниматься до высших

ступеней.

стр.49

А всем отлично было известно, что сам он - сын

дьячка; и эти "рацеи" вместе с "пакостными" отметками

делали иной раз то, что весь класс был к концу

его урока в настроении, близком к школьному бунту.

Теркину он начал было говорить "ты", желая, видно,

показать ему, что тот, как мужицкий сын, должен

выносить такое обращение безропотно. Пошли

к инспектору, - даже не допустили Теркина, - и сказали,

что они этого за своего товарища выносить не

могут.

Инспектор попросил "аспида" не говорить Теркину

"ты". После того Перновский каждый раз, как вызывать

его, только тыкал пальцем по направлению к первой

партии и кидал:

- Теркин!.. К доске!

Отвечать у доски считалось почти унизительным.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки