Электронная библиотека

ожидается приращение незаконной семьи. Надо и тех

обеспечить. Без продажи усадьбы нечего и думать

обойтись; а лучшего покупщика не найти. Злиться на

сестру он не смеет. Формально она права; но никак он

уже не ожидал такого подхода.

Павла Захаровна поглядывала вкось на брата

и прихлебывала чай с блюдечка. Она добьется того,

что получит свое; но этот "кошатник" как-то сразу

изменил ее позицию. Ему она будет обязана, а не своей

мудрой голове. Точно подачку ей подал. И как он ни

хитри, ему "девчонка" понравилась. Очень может

статься, она угодит за него!.. Брыкаться и брат не

станет; а ей и подавно нечего стоять за ненавистное

отродье распутной невестки. И что же выйдет? Госпожа

Теркина вот здесь барыней заживет, миллионщицей;

отец совсем прогорит, продаст и вторую вотчину.

Положим, они с сестрой купят ее, и он при них останется.

А если зятек с дочкой здесь очутятся? Они его к себе

переманят... "Кошатник" из одного разночинского задора

это сделает.

Чай плохо шел в горло Павлы Захаровны, и она то

и дело откашливалась.

Теркин сидел между ними, но разговаривал больше

с Саней.

стр.440

Его подмывало настроение, сходное с чувством,

когда удастся кого-нибудь вытянуть из воды. На Саню

он поглядывал точно на собственное "чадо". Почему-то

ему верилось, что теперь она уже не пропадет.

Таксатора завтра же не будет здесь: он этого прямо

потребовал. Не плутоватого маклака устранял он,

главным образом, а нахала, способного развратить

милую девушку. И он не стыдился такого сознания.

Все сильнее и сильнее разгоралось в нем желание

оставить Заводное за собою, если не сейчас, то через

два-три года. Он уже решался взять на свой страх эту

покупку. Если компания не одобрит ее, тем лучше: это

будет его имение, и он на свой счет создаст в нем

школу практических лесоводов.

Не одно это его тешило. Сидит он среди помещичьей

семьи, с гонором, - он - мужичий подкидыш,

разночинец, которого Павла Захаровна наверное зовет

"кошатником" и "хамом"... Нет! от них следует отбирать

вотчины людям, как он, у кого есть любовь

к родному краю, к лесным угодьям, к кормилице реке.

Не собственной мошной он силен, не ею он величается, а

добился всего этого головой и волей, надзором за

собственной совестью.

- Вам покрепче, Василий Иваныч? - донесся до

него голосок Сани.

Она глядела на него из-за самовара.

- Да, покрепче, Александра Ивановна.

- Со сливками?

- Нет, позвольте с лимоном.

Что-то заиграло у него в груди от голоска Сани

и мягкого блеска ее глаз. Прилив жалости подступил

к сердцу. Захотелось сейчас же увести ее из этой семьи,

обласкать, наставить, создать для нее совсем другую

жизнь. Быстрая-быстрая мысль пронизала его мозг...

Ведь женщина два года назад помогла ему. С ее деньгами

дошел он в такой ничтожный срок до теперешнего

положения... И она же довела его до сделки

с совестью. Всю жизнь он будет помнить про эту

сделку. Там он попользовался, здесь - сам должен

оградить беспомощное женское существо, разделить

с ним свой достаток, сделать из нее подругу не потому,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки