Электронная библиотека

ненужной и постылой прозябаемости, где самым

жизненным нервом являлась мания старой девы,

так бездушно мстящей за любовь брата к ненавистной

невестке... Какая дичь!.. Стесняться ему нечего.

Глаза Павлы Захаровны блеснули ярче, и углы рта

вздрогнули. Она издала короткий звук смеха.

стр.438

- Да вы уж не желаете ли сами осчастливить нашу

идиотку... предложением руки и сердца? Ха-ха!

Этот вопрос заставил его встрепенуться. К щекам

прилила краска. Он подавил смущение и не сразу

ответил ей.

- Нам где же, мы - простецы... На вашем барском

наречии вы нашего брата кошатником величаете.

Одно скажу - имей я виды на Александру Ивановну,

я бы не так повел дело... Вы это изволили сказать

в пику мне, что, мол, я об ее приданом хлопочу на

всякий случай, так позвольте вам доложить, сударыня, -

он в первый раз так назвал ее, - я в таких денежных делах,

что мне зазорно будет и о более крупном

куше хлопотать, когда надумаю жениться.

За дверью раздались шаги Первача.

- Можно войти?

- Уговор лучше денег! - шепотом произнес Теркин,

нагнувшись над столом. - Его... - и он сделал

жест рукой.

- Можете войти! - крикнула Павла Захаровна.

- Наша конференция с Иваном Захарычем кончилась, -

заговорил он, потирая руки. Глаза его беспокойно

перескочили от горбуньи к Теркину.

- Брат у себя в кабинете? - спросила Павла Захаровна.

- И желал бы до чая побеседовать еще с Василием

Иванычем.

- Попросите Ивана Захарыча сюда! - сказал Теркин. -

Одного! - прибавил он значительно.

- Понимаю-с!.. Я и не желаю быть лишним...

Сделайте одолжение!

Первач повернулся на одном каблуке и у двери

обернулся к ним лицом.

- Напрасно вы беспокоитесь, Василий Иваныч!

Лишним я не желаю быть.

- И разлюбезное дело! - сказал ему вслед Теркин

точно так, как виденный им московский актер в Льве

Краснове.

XXVI

На балконе собрались все к чаю.

Разливала Марфа Захаровна. Саня сидела немножко

поодаль. Первач отошел к перилам, присел на них,

стр.439

обкусывал стебелек какой-то травы и тревожно взглядывал

на тот конец стола, где между Иваном Захарычем и его

старшей сестрой помещался Теркин. Он

уже почуял, что ему больше ходу не будет в этом

доме, что "лесной воротила" на службу компании его

не возьмет... Да и с барышней ничего путного не

выйдет.

Иван Захарыч, в светло-голубой домашней тужурке, с

закинутой назад маленькой головой, медленно

курил папиросу и старался соблюсти свое достоинство.

Лицо у него было краснее обыкновенного. Его грызло

то, что он должен был при покупателе из разночинцев

сводить свои родственные счеты. Сестра Павла подвела

его, стакнулась с покупщиком. Никогда еще его

дворянский гонор так не страдал. Еще добро бы Теркин

влюбился в Саню и сделал предложение... И того

нет. Он только разыграл роль сердобольного опекуна:

поставил условием сделки обеспечение Сани... Бог знает,

что такое! На все это Иван Захарыч должен был

согласиться и чувствует теперь, что сестра Павла еще

больше заберет его; а на стороне у него на днях

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки