Электронная библиотека

- Захотелось?

- Забыть свое горе желает, - ввернул Первач.

- Ах, какой вы гадкий... Хотела выпить за ваше

здоровье и не выпью...

- Ну, ну, чокнитесь! - подсказала тетка.

Саня и Первач чокнулись. Она, с надутыми еще

губками, улыбалась ему глазами и потянула из рюмки

густую темно-красную вишневку.

- Спойте "Пловцов"! - пристала Марфа Захаровна.

- Ах, тетя, все "Пловцов"?.. Что-нибудь другое.

Это старина такая!

- Нужды нет!.. Какие стихи!..

Река шумит,

Река ревет...

- Извольте петь! - скомандовал Первач.

Марфа Захаровна взяла гитару, и они запели

втроем.

- Ах!..

Саня ахнула и вскочила с места.

Вошел Теркин. Он остановился в дверях и развел

руками.

- Веселая компания! Желаю доброго здоровья.

- Василий Иваныч! Какая неожиданность!

Первач шумно отодвинул свое кресло и подбежал

к нему. Марфа Захаровна начала застегивать верхние

пуговки капота.

стр.429

- Извините, пожалуйста! - залепетала она. - Мы

по-домашнему.

- Пожалуйста, не стесняйтесь!.. Позвольте мне

присесть, вот к Александре Ивановне.

Он казался очень возбужденным, и тон его ободрил

и толстуху, и таксатора. Саня протягивала ему руку,

все еще не овладев своим смущением. Ей вдруг стало

совестно рюмки с наливкой, стоявшей перед ее местом.

Она посторонилась. Теркин поставил стул между нею

и Первачом.

- Марфа Захаровна! - весело окликнул он. - Вы

и на гитаре изволите? Я тоже...

- Скажите, пожалуйста! Как это приятно! Но позвольте,

не угодно ли вам... чего-нибудь? Или вы еще

не кушали? Так я сейчас распоряжусь.

- Благодарю... Мы с Хрящевым попали к пчелинцу... И

закусили там. Папушник нашелся... и

медом он нас угостил... Но рюмку наливочки позвольте.

Все засуетились. Принесли рюмок и еще бутылку

наливки сливянки. Теркин попросил гитару у Марфы

Захаровны, заново настроил ее, начал расспрашивать,

какие они поют романсы.

Тетка, с пылающими щеками, захмелевшим взглядом

широко разрезанных глаз, улыбалась Теркину

и через стол чокалась с ним.

- У Санечки голосок хороший, - говорила она

сладко и замедленным звуком, - только она сейчас

и застыдится.

- Хотите дуэт? - спросил он Саню.

- Да я, право, ничего не пою.

- Выдумывает. И у Николая Никанорыча приятный

голос.

- Тогда лучше уж хором!

- Вот не знаете... чудесный романс, хоть и старинный...

"Река шумит"?

- Ах, тетя! Все то же! - вскричала Саня.

- Отчего же не это? - спросил Теркин.

- Видишь! Видишь!

Марфа Захаровна разом задвигалась на своем диване, и

пуговки капота опять стали расстегиваться.

Гитара загудела под пальцами Теркина. Он наклонился к

Сане и тихо сказал ей:

- Что же вам со мной дичиться, Александра Ивановна? Я

ведь ваш друг?.. Да?..

стр.430

- Да... - выговорила Саня и больше ничего не

могла сказать.

Присутствие Первача беспокоило ее. И вообще ей

показалось, что Василий Иваныч делает все это "не

в самом деле", как она говорила, а "нарочно". Он ее

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки