Электронная библиотека

доподлинно знаю: на северо-востоке... фамилия

Строгановых вроде этого устроила нечто... еще в начале

века, а то и в конце прошлого... боюсь соврать. К немцам

учиться посылали на свой счет и вывели несколько

поколений лесоводов. А именитые-то люди откуда

были родом? Из гостей... Следственно, из простого

звания... Закваска-то оставалась деловитая и на пользу

краю. Нынче и подавно всякому может быть дан ход,

у кого вот здесь да вот тут не пустует.

стр.427

Он приложил руку ко лбу и к левой половине груди.

Теркин тихо рассмеялся.

- Правильно, Антон Пантелеич, правильно. Идея

богатая, только надо ее позолотить господам компанейцам,

чтобы не сразу огорошить непроизводительным

расходом... Я вам, так и быть, признаюсь: хочется мне

больно за собой усадьбу с парком оставить, войти с

компанией в особое соглашение.

- И того лучше! Вы не зароете таланта своего!..

А какое бы житье по летам... Особливо если б Бог

благословил семьей... Ведь от вас - ух, какие пойдут...

битки!

- Битки!.. И вы это слово знаете! Меня так в гимназии

звали.

- Помяните мое слово... битки пойдут.

Оба рассмеялись и разом поднялись.

- А теперь чайку - да и в лес! - скомандовал

Теркин.

XXIII

В комнате Марфы Захаровны угощение шло обычным

порядком. К обеду покупщик не приехал, а обед

был заказан особенный. Иван Захарыч и Павла Захаровна

волновались. Неспокойно себя чувствовал и Первач, и у

всех явилось сомнение: не проехал ли Теркин

прямо в город. Целый день в два приема осматривал

он с своим "приказчиком" дальний край лесной дачи,

утром уехали спозаранку и после завтрака тоже исчезли, не

взяв с собою таксатора.

И в Саню забрело беспокойство. Она принарядилась

особенно и ждала нового разговора с Теркиным.

Первач сидел с ней рядом и хотел было начать прежний

маневр; она отставила ногу и сейчас же отвернула голову в

другую сторону. К концу обеда, когда пошли тревожные

разговоры насчет леса и Первач начал

делать намеки на то, что Теркин хочет "перетонить"

и надо иметь с ним "ухо востро", ей сначала стало

обидно за Василия Иваныча, потом она и сама подумала:

"Кто его знает, может, он только прикидывается таким

добрым и сердечным, а проведет кого угодно,

даже Николая Никанорыча, не то что ее, дурочку".

И у тетки Марфы она стала с Первачом ласковее,

позволила пожать себе руку под краем стола, много

стр.428

ела лакомств и чокалась с ним уже два раза наливкой.

- Марфа Захаровна! - окликнул Первач толстуху,

сидевшую на диване, с соловеющими глазами и с

папиросой, - она иногда курила. - А ведь Александре

Ивановне взгрустнулось за обедом; господина Теркина

поджидала.

И он подмигнул в сторону Сани. Та зарделась

и нахмурила брови.

- Ничуть, ничуть!

- Да я вам говорю, что да.

- А я вам говорю, что нет.

Саня ударила даже кулачком по краю стола.

- Ну, чего вы спорите, дети! - остановила их тетка. -

Милые бранятся - только тешатся!.. Саня, кушай

наливку! Хочешь еще полрюмочки?

- Тетя... дайте мне покурить.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки