Электронная библиотека

межевого можно сократить. Я еще побуду у вас...

- Не осудите меня, простите за беспокойство.

Он проводил ее до двери и сказал вслед:

- Покойной ночи! Еще раз спасибо!

В постели он лежал с открытыми глазами, потушил

свечу и не мог сразу заснуть, хоть и много ходил за

целый день.

"Ангел-избавитель!" - повторил он, улыбаясь в темноте.

Он - скупщик угодий, хищник на взгляд всякого

бывалого человека!

Федосеевна говорила правду. Эта горбунья - в таком

именно вкусе, да и та чувственная толстуха. Первача он

подозревал в сильной жуликоватости. Отец - важное

ничтожество... Если милая девушка действительно жертва

злобности этой ехидной тетки, отчего

же и не спасти ее?

Но как?

Правду говорил он Сане про судьбу. Что она

выделывает? Васька Теркин, крестьянский мальчишка,

лазивший на колокольню, безумно мечтал о том, какое

счастье было бы обладать усадьбой и парком на том

берегу Волги, и может купить теперь и то, и другое,

в придачу к лесной даче.

Почему же нет? Компания одобрит всякое его действие.

В три-четыре года он с ней сквитается. Парк - его, дом -

его. Но неужели он в этаком доме поселится один?

На этом вопросе он заснул.

XXI

Утро занялось мягкое, немножко влажное; дымка -

розовато-голубая - лежала над Заволжьем.

В парке на ядреных дубках серебрились звездочки

росы.

Все еще спали, когда Антон Пантелеич Хрящев

вошел в аллею лип и замедленным шагом приближался к

площадке со скамьей, откуда вид на село Заводное

был лучше всего.

Он тихо улыбался, посматривал во все стороны,

любуясь блестящей листвой дубов и кленов по склонам

ближайшей балки, спускавшейся к реке. Низкая

поросль орешника окутывала там и сям стволы крупных

стр.420

деревьев, и белая кора редких берез выделялась на

зеленеющих откосах.

- Будет вёдро! - шепотом выговорил он.

У него была привычка, когда он оставался один,

произносить вслух свои мысли.

От деревьев шли чуть заметные тени, и в воздухе

роились насекомые. Чириканье и перепевы птиц неслись

из разных углов парка. Пахло ландышем и цветом

черемухи. Все в этом году распустилось и зацвело

разом и раньше. Его сердце лесовода радовалось. Для

него не было лучших часов, как утренние в хорошую

погоду или ночью, в чаще "заказника", вдоль узкой

просеки, где звезды смотрят сверху в щель между

вершинами вековых сосен.

И садоводство он любил, хотя и не выдавал себя за

ученого садовника. Его привлекали больше фруктовые

деревья, прививка, уход за породами, перенесенными

с юга. Бывало, если ему удавалось, хоть в виде кустика,

вывести какое-нибудь южное деревцо, он холил его

как родное дитя и сам говаривал, что носится с ним

"ровно дурень с писаной торбой".

В этом парке он находил растительность богаче, чем

можно было бы ожидать, судя по "градусу широты", Антон

Пантелеич придерживался научных терминов, и объяснял

такое богатство удачным положением. Балки, круто

поднимавшиеся к усадьбе, защищали низины

парка, обращенного на юго-запад поворотом реки.

В тени дубов ему стало еще радостнее. Вчера он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки