Электронная библиотека

- Ну, простите. Я ведь не инквизитор какой. А только

этот франтоватый и ученый брюнет кажется мне...

есть такая поговорка русская, коренная, да при барышне не

пристало.

- Скажите.

- Не пристало. Смысл такой, что пальца ему

в рот не клади. Эта пословица годится и для барышень.

Иван Захарыч, кажется, вполне в него уверовал.

- Да, кажется.

- И тетенька, та - главная. Она ведь у вас, сдается мне,

н/абольшая в доме. Как бишь ее зовут?

- Павла.

- Так и она его одобряет?

- Я думаю.

Сане становилось неловко от вопросов Теркина. Он

это сейчас же заметил.

- Александра Ивановна, вы не подумайте, что

я вас пытать хочу.

- Как пытать?

- Допрашивать, значит. Я по душе с вами... вы

видите. Одно я вам скажу: вашего папеньку я не обижу

и не воспользуюсь его нуждой. Прошу вас верить, что я не

паук, развесивший паутину над всеми вашими угодьями.

Зачем он это говорил? Послушай его кто-нибудь из

доверителей - членов компании - про него сказали

бы, что он способен размякнуть около каждой юбки,

удариться в чувствительность перед смазливой барышней,

только бы она его сочла благороднейшей души

мужчиной.

Пускай!.. Ему жаль эту девочку больше, чем ее

отца. Его положением он не воспользуется с бездушием

кулака, но и не имеет к нему ничего, кроме брезгливо-

презрительного чувства за всю эту землевладельческую

бестолочь и беспутство.

- Нас ждут к чаю, - напомнила Саня и встала.

Она все еще была смущена. Почему же она не

защитила Николая Никанорыча? Ведь он ей нравится,

стр.415

она близка с ним. Такие "вольности" позволяют только

жениху. А сегодня он ей точно совсем чужой. Почему же

такой хороший человек, как этот Василий Иваныч, и вдруг

заговорил о нем в таком тоне? Неспроста

же? Или догадывается, что между ними есть уже близость,

и ревнует? Все мужчины ревнивы. Вот глупости! С какой

стати будет он входить в ее сердечные дела?..

- Пожалуйте!..

Теркин предложил ей руку. Саня не ожидала этого,

и настроение ее быстро изменилось. Ей так вдруг

сделалось тепло и весело под боком этого рослого

и красивого человека. Он, конечно, желает ей добра,

и если бы они хоть чуточку были подольше знакомы,

она бы все ему рассказала и стала бы обо всем

советоваться.

Они проходили мимо куста сирени. На макушке

только что зацвели две-три кисти. Сирень была белая.

- Ах, я и не видала нынче! Василий Иваныч, вы

большой, - достаньте мне вон ту кисть, самую верхнюю.

- Извольте!..

- Чудо как пахнет!

Своей крошечной ручкой она поднесла ему кисть

к носу. Его потянуло поцеловать пальчики, но он

удержался.

- Чудесно! - отозвался он. - И как жаль, что такой сад в

забросе. Вы что же, барышня, не занимаетесь

цветами?

- Я?.. Не умею.

- А научить некому?

- Некому.

- В большое равнодушие впали господа к своим

угодьям.

Саня промолчала.

- Василий Иваныч! у вас хорошие глаза?

- Ничего! Не пожалуюсь.

- Пожалуйста! Вот в этой кисти... Поищите мне

цветок в пять лепестков.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки