Электронная библиотека

стр.397

слащавым запахом, - мне приятно было видеть

представителя новой генерации деловых людей на

европейский образец. Вы берете товар лицом. Мне нет

надобности продавать дачу за бесценок. Если она не

найдет себе такого покупателя, как ваша компания, на

сруб у меня ее купят на двадцать процентов дороже.

- На сруб? - вырвалось у Теркина. - Уж и то прискорбно,

что господа лесовладельцы, принадлежащие

к дворянскому сословию, выказывают такое равнодушие к

своим угодьям.

- Это камешек и в мой огород?

Низовьев прищурил свои подслеповатые, умные

глаза.

- Извините за откровенность! Ведь вы, коли не

ошибаюсь, желаете совсем отделаться от ваших лесов

и перевести капитал за границу?..

- Может быть... Разве это преступление?

- С известной точки, да.

- Ой-ой! Как строго! Вы, как говорят московские

остряки, - патриот своего отечества?

- Хотя бы и так Павел Иларионович! я выразился

сейчас, что прискорбно видеть это; но, как представитель

компании, я должен радоваться. По крайности,

промысловые люди взялись за ум и хотят сохранить

отечеству такое благо, как леса Поволжья.

- Именно. Вам, промысловым людям, как вы изволите

называть, надо благословлять эту неспособность русских

землевладельцев держать в своих руках

хозяйство страны... Было время - и я мечтал служить

отечеству.

"А теперь ты в француженок всаживаешь миллионы", -

добавил мысленно Теркин и начал бояться, как

бы раздражение не начало овладевать им.

Низовьев сделал жест рукой, в которой была папироса.

- Признаюсь, - продолжал он медленнее и с

блуждающей усмешкой, - только дела заставляют меня

возвращаться на Волгу и вообще в Россию.

- А то совсем пропадай она, эта Россия? - спросил

Теркин с вызывающим жестом головы.

- У кого больше веры в нее, тот пускай и действует. Вот,

например, в лице вашем, Василий Иваныч,

я вижу что-то новое. Люди, как вы, отовсюду выкурят

таких изменников своему отечеству, как мы, грешные.

Сдержанный смех докончил его фразу.

стр.398

Теркин услыхал в ней скрытую иронию.

"Ладно, - подумал он, - в инвалиды записываешься, а на

дебоширство с француженками хватает удали!"

- Всякому свое, Павел Иларионыч, - сказал он

несколько бесцеремоннее и, на особый лад взглянув на

Низовьева, подумал: "мы, мол, знаем, каков ты лапчатый

гусь". - Нашему брату, разночинцу, черная работа;

господам - сниманье сливок...

- Сливки! Сливки!.. Это не великодушно, Василий

Иваныч. Насчет сливок, - и он подмигнул Теркину, вам

некому завидовать.

Тон этих слов показывал, что Низовьев намекает на

что-то игривое. Губами он перевел, точно что смаковал, и

в глазах явилась улыбка.

"Это еще что? - спросил про себя Теркин. - К чему

он подъезжает?"

В таком тоне он не желал продолжать разговора.

За всю зиму женщины точно не существовали для него.

Он не бегал от них, но ему сдавалось, что они потеряли

над ним прежнюю силу. Балагурства скоромного свойства

он никогда особенно не любил. Еще менее с таким

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки