Электронная библиотека

деньги. Только беспутство этого Зверева было чересчур

противно. Ведь он два раза запускал руку в сундук. Да и

полную ли еще правду рассказал про себя

сейчас?..

Зверев вытянулся на кушетке, пригладил рукой волосы,

поправил узел шелкового шнура на халате,

и брезгливая мина появилась опять на его влажных

губах, когда вошел в кабинет таксатор.

Его красивая голова, улыбка, франтоватость - не

понравились Теркину.

Первач подошел сначала к хозяину, подал письмо,

довольно фамильярно пожал руку и спросил звонким

вибрирующим голосом:

- Ногу зашибли?.. Инвалидом?..

И, не дожидаясь ответа, повернулся на каблуке и

и скользнул в сторону Теркина.

- Василий Иваныч!.. С приездом... Прошу любить

и жаловать... Таксатор Первач. Павел Иларионыч Низовьев

только что приехал с пристани. Я от него. Ждет

вас к завтраку.

- Очень рад, - ответил суховато Теркин, подавая

ему руку.

- Павел Иларионович и меня пригласил... если

не буду лишним.

- Почему же...

- Вы уже изволили ознакомиться с дачей?

- Объезжал вчера.

Первач присел к нему, вынул папиросницу и попросил

закурить.

Его манеры также не понравились Теркину.

"Из молодых, да ранний", - подумал он и поглядел

в сторону Зверева.

Тот прочитывал письмо уже во второй раз. Внезапная

краснота его небритых щек показывала, как оно

взволновало его.

- Вы, - окликнул он Первача, - прямо из Заводного?

Сегодня?

- Вчера к ночи приехал... Иван Захарыч и сам

хотел быть, да его что-то задержало.

стр.390

- Отчего же вы вчера же не доставили мне письма? -

раздраженно спросил Зверев.

- Слишком поздно было, Петр Аполлосович. Не

хотел вас беспокоить.

- Напрасно.

- А что такое? - спросил Теркин, подходя к кушетке.

Взглядом Зверев показал ему, что не хочет говорить при

Перваче.

- Такая гадость!.. Не могу двинуться.

- Что-нибудь экстренное? Послать депешу?

Я к вашим услугам, - вмешался Первач.

- Не беспокойтесь.

- Не хочу быть лишним... Я свою миссию исполнил.

Обращаясь к Теркину, Первач досказал:

- Павел Иларионыч будет ждать вас до часу дня...

Имею честь кланяться.

Он пожал руку им обоим и с легким скрипом своих

щеголеватых ботинок вышел.

- Вася! - возбужденно окликнул Зверев и задвигался на

кушетке. - Иван Захарыч Черносошный...

просит переговорить с тобою... о продаже его леса

и усадьбы с парком... Он мне близкий человек... жалеет

меня. Я с тобой хитрить не стану... Ежели продажа

состоится, а ему она нужна, он готов поделиться со

мною.

- Комиссию предлагает? Куртаж?

- Я не купчишка! Куртажу я не возьму!..

- Не возьмешь? - протянул Теркин и рассмеялся

в нос, что у него выходило резко и чего он сам в себе

не любил.

- Не смей надо мной издеваться, Васька! - вдруг

закричал Зверев, весь пылающий. - Человек всю душу

перед тобой вылил... А ты вон как!.. Кровь-то сказалась!..

Недаром, должно быть...

Губы Зверева стали брызгать слюной. Позорящее

слово, какое бросали Теркину в гимназии, могло

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки