Электронная библиотека

Теркин. - Ничего не поймешь у тебя!

- Ты слышал что-нибудь про наш банк?

- Слышал.

- Ну...

Зверев опустил голову и стал говорить медленно, глухо,

качаясь всем туловищем.

- В прошлом году до губернского предводителя

дошло... Меня вызвали... Директор/а - свои люди... Тогда

банк шел в гору... вклады так и ползли... Шесть

процентов платили... Выручить меня хотели... До

разбирательства не дошло, до экстренного собрания там,

что ли... По-товарищески поступили.

- И внесли за тебя?

- Внесли.

- Это из банковских-то денег? Ловко!.. Стало,

и господ вкладчиков, не спросясь их, прихватили?

- Иначе как же? Я расписку дал.

- И только?

- Закладывать мне нечего было... Не две же шкуры с

меня драть?..

- По такой расписке ты мог с прохладой выплачивать по

конец живота своего.

- И все бы обошлось, Вася.

- Даже и при новом составе директоров?

- Свой же брат будет... Не случись беды...

- Здорово поймались?

- Что ж!.. Я тебе все скажу... Им теперь не уйти

живыми... Прокуратура вмешалась... На вкладчиков

паника!..

стр.388

- Стало, слухи-то верные. А ты сейчас газетчиков

ругал.

- Я не судья!.. Все дело в панике... Будут их

учитывать... Не отвертятся на этот раз. Партия есть...

либералы, обличители. Доберутся до моей расписки...

Где же я возьму?.. Пойдут допытываться. Ты понимаешь,

все заново поднимут и разгласят.

Зверев не договорил, закрыл лицо ладонью и прошептал:

- Видишь, каково мне.

- Вижу, - проговорил Теркин, вставая. - Могло

быть и хуже.

- Как хуже?

- Известно как. Тебя господа раз спасли, хоть и на

чужой счет. Теперь ты - должник банка... Платить надо,

зато сраму меньше.

- То же самое, то же самое! - крикнул Зверев. Все

выведут на чистую воду.

- Ничего не понимаю! - перебил Теркин. - Ты путаешь!

Выходит - ты во второй раз передержал по

должности: сначала по земской службе, а потом по

предводительской... Ведь да?.. Не лги!

- Да, - плаксиво протянул Зверев.

XIII

Мальчик приотворил осторожно дверь и доложил:

- Петр Аполлосович, господин Первач приехали...

Спрашивают, здесь ли вот они, - мальчик

указал головой на Теркина, - и просят позволения

войти.

- Ты его знаешь? - спросил Теркин Зверева.

- Знаю немного. А у тебя дел/а с ним?

- Пока еще нет. Он - таксатор у Низовьева.

- Эк, приспичило!

Зверев махнул рукой.

- Если не желаешь - я к нему выйду, - сказал

вполголоса Теркин, внутренне довольный тем, что им

помешали.

- Они говорят, - добавил мальчик, - что имеют

письмо к вам, Петр Аполлосович, от Ивана Захарыча

Черносошного.

- Проси!

Мальчик вышел. Протянулось молчание.

стр.389

Теркин отошел к письменному столу и стал закуривать

папиросу. Он делал это всегда в минуты душевного

колебания. Спасать Зверева у него не было желания.

Даже простой жалости он к нему не почувствовал. Но

с кем не может случиться беды или сделки с совестью?

Недаром вспомнилась ему Калерия и ее "сиротские"

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки