Электронная библиотека

- Тоже нашлись благодетели!

Зверев недосказал, спустил обе ноги с кушетки,

поморщился, должно быть от боли, потер себе лысеющий

лоб, взглянул боком на Теркина и протянул ему руку.

- Вася!.. Что ж это мы... Больше десяти лет не

видались и сейчас перекоряться... Это, брат, не ладно. - Он

поглядел на полуотворенную дверь в следующую

комнату. - Пожалуйста... притвори-ка.

Теркин притворил дверь и, когда сел на свое кресло,

подумал:

"Сейчас будет просить взаймы".

XII

- Вася!.. Тебя сам Бог посылает! Спаси!

Зверев взял его руку, и Теркину показалось, что он

как будто уж хотел приложиться к ней своими слюнявыми

губами.

- Что такое?.. Не пугай!..

Лицо Зверева передернула слезливая гримаса. Глаза

покраснели. Он, казалось, готов был расплакаться.

- Скажи толком!

Прежний гимназист "Петька" был перед ним, - все

тот же, блудливый и трусливый, точно кот, - испугавшийся

вынутого им жребия - насолить учителю Перновскому.

Жалости Теркин к нему не почувствовал,

хотя дело шло, вероятно, о чем-нибудь поважнее перехвата

тысячи рублей.

- Ведь мы товарищи! - Зверев взглядывал на него

красными глазами, уже полными слез. - Вместе из

гимназии выгнаны...

- Ну, об этом тебе бы можно и не упоминать.

- Я тебя не выдавал!.. Ты хочешь сказать, что за

меня сцепился с Трошкой... На это твоя добрая воля

была!.. Вася! Так не хорошо!.. Не по-товарищески!..

Что тебе стоит? Ты теперь в миллионных делах...

стр.385

- Чужих, не собственных.

- Спаси!.. - воскликнул Зверев и опустился на кушетку.

- Хапнул н/ешто? - почти шепотом спросил Теркин. -

Сядь... Расскажи, говорят тебе, толком. Дура

голова!

Это товарищеское ругательство: "дура голова" -

вылетело у Теркина тем же звуком его превосходства

над "Петькой", как бывало в гимназии.

- Что ж ты... пытать меня хочешь? - хныкающим

фальцетом отозвался Зверев, присаживаясь на край

кушетки. - Удовольствие тебе разве доставит - знать

всю подноготную? Ты протяни руку, не дай товарищу

дойти до... понимаешь, до чего?

- Это все, брат, разводы. Одно дело - беда, другое -

залезание в сундук. Я ведь про тебя ничего не

знаю... какие у тебя средства были, как ты с ними

обошелся, на что проживал и сколько... У родителей-то,

кажется, хорошее состояние было?

- Мало ли что было!.. И теперь у меня и усадьба,

и запашка есть, и луга, и завод.

- Какой?

- Винокуренный.

- Лесная дача есть?

- Есть... Только это все...

- Разумеется, в залоге?

- У кого же не в залоге?

- Пытать я тебя не желаю, любезный друг. Но

и в прятышки тебе, Петр Аполлосович, не полагается

играть со мною. Должно быть, по твоей должности...

- А просто разве нельзя зарваться? - крикнул Зверев и

вскинул руками. - Ну, да! жил широко.

- В этой дыре?

- И в этой дыре... у себя в деревне... в губернии, за

границей...

- Ты женат?

- Еще бы!

Тут он рассказал Теркину про свою женитьбу на

"разводке", и сколько ему это стоило, и сколько они

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки