Электронная библиотека

сказать, радетель за идею, настоящий патриот... И родом

вы из крестьянского звания - вы изволили это

мне сами сообщить, и не затем, чтобы этим кичиться...

Эмблема-с... Там - неосмысленное и преступное хищение;

здесь - охрана родного достояния! Эмблема!

стр.378

- Эмблема! - повторил Теркин и тихо рассмеялся.

Излияния Антона Пантелеича он не мог счесть

грубой лестью. Сквозь сладковатые звуки его говора

и книжные обороты речи проглядывала несомненная

искренность. И чудаковатость его нравилась ему.

В ней было что-то и стародавнее, и новейшее, отзывавшее

"умными" книжками и обращением с "идейными"

людьми.

- Некоторое преобразование, Василий Иваныч!

Изменяют земле господа вотчинники. Потомки предков

своих не почитают...

- И предки-то были тоже сахары-медовичи...

- Все конечно. В тех пребывало этакое чувство...

как бы сказать... служилое... Рабами возделывали землю, -

это точно; но, между прочим, округляли свои

угодья, из рода зря не выпускали ни одной пустоши, ни

одного лесного урочища. И службу царскую несли.

- Кормились знатно на воеводствах!

- Ходили тоже и на войну... Даром-то поместий

в те поры не давали. Этакое лесное богатство, хоть бы

у того же самого господина Низовьева... И вырубать

его без пощады... все равно что первый попавшийся

Колупаев...

- Щедрина почитывали? - спросил Теркин.

- Есть тот грешок... И ежели господин Низовьев

ученого таксатора пригласил, то, видимое дело, для

того лишь, чтобы товар с казового конца показать...

- А вы как находите, Антон Пантелеич, - перебил

Теркин тоном хозяина, - нужно нам таксатора брать

или обойдемся и без него?

Спросил он это не без задней мысли.

Хрящев поглядел на него из-под козырька своего

картуза, сложил на животе пухлые руки, еще не успевшие

загореть, и, поведя плечами, выговорил:

- Полагаю.

- Работа у этого Первача, - продолжал Теркин, довольно

чистая, но что-то он чересчур во все суется

и норовит маклачить.

- К приварку - не в виде мяса, а презренного

металла - ныне все получили пристрастие... Уж не

знаю, кого вы возьмете на службу компании, Василий

Иваныч, только специалиста все-таки не мешает... Про

себя скажу - кое-чему я, путем практики, научился

и жизнь российских лесных пространств чую и умом,

стр.379

и сердцем... Но никогда я не позволю себе против

высшей науки бунтовать.

Теркин улыбнулся ему одобрительно.

- Посмотрим... Коли окажется не очень жуликоват...

Он не досказал, вдохнул в себя струю засвежевшего

весеннего воздуха, потрепал Хрящева по плечу и

засмеялся.

- Антон Пантелеич!.. Смотрю я на вас, слушаю...

и не могу определить - в каком вы, собственно, быту

родились... А, кажется, не мало всякого народа встречал,

особливо делового и промыслового.

Лицо Хрящева растянула вширь улыбка, и он показал

редкие, точно детские зубы.

- В каком быту-с? По сладости речи ужели не

изволите распознавать во мне косвенного представителя

левитова колена?

- Духовного звания вы?

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки