Электронная библиотека

ему, люди. Но обвинять себя он не мог. Жил, как

пристойно дворянину, не пьяница, не картежник. Есть

семейство с левой стороны, - так он овдовел молодым, и

все это прилично, на стороне, а не дома.

Ему было себя ужасно жаль. Не он виноват, а проклятое

время. Дворяне несут крест... Теперь надумали

поднимать сословие... Поздно локти кусать. Нельзя уже

остановить всеобщее разорение. Ничего другого и не

остается, как хапать, производить растраты и подлоги.

Только он, простофиля, соблюдал себя и дожил до того,

что не может заплатить процентов и рискует потерять

две прекрасные вотчины ни за понюшку табаку!

И все-таки он не изменяет себе ни в обхождении, ни

чувстве своего дворянского превосходства, не ругается, не

жалуется, не куксит. Это - ниже его.

Придется пустить себе в лоб пулю - он это сделает

с достоинством. Но до такого конца зря он себя не

допустит.

VIII

Иван Захарович надел домашнюю "тужурку" - светло-

серую с голубым ободком, - сел в кресла и стал

просматривать какие-то бумаги.

- Можно? - окликнул Первач в полуотворенную

дверь.

Он тоже переоделся в черный сюртук.

- Войдите, войдите, Николай Никанорыч! Весьма

рад!

На таксатора Иван Захарович возлагал особенные

надежды. Да и сестра Павла уже говорила, что следует

с ним хорошенько столковаться - повести дело начистоту,

предложить ему "здоровую" комиссию.

- А я сейчас от Павлы Захаровны, - сказал Первач,

подавая руку.

- Это хорошо. Она мои обстоятельства прекрасно

знает.

стр.368

Речистостью Иван Захарович не отличался. Всякий

деловой разговор стоил ему не малых усилий.

- Павла Захаровна - особа большого ума... и ваши

интересы превосходно понимает.

- И что же?.. Стало быть?..

- Она того мнения, что лесную дачу и усадьбу

с парком надо продать безотлагательно.

- Легко сказать... Цены упадут. Вот и Низовьев

продает.

- Его лес больше, но хуже вашего, Иван Захарыч.

И теперь, после надлежащей таксации, производимой

мною...

- Все это так, Николай Никанорыч. Но я от вас не

скрою... Платеж процентов по обоим имениям может

поставить меня...

- Понимаю!.. Видите, Иван Захарыч... - Первач

стал медленно потирать руки, - по пословице: голенький -

ох, а за голеньким - Бог... Дачу свою Низовьев, - я уже

это сообщил и сестрице вашей, - продает

новой компании... Ее представитель - некий Теркин.

Вряд ли он очень много смыслит. Аферист на все руки...

И писали мне, что он сам мечтает попасть

поскорее в помещики... Чуть ли он не из крестьян.

Очень может быть, что ему ваша усадьба с таким

парком понравится. На них вы ему сделаете уступку

с переводом долга.

- Тяжело будет расстаться с этой усадьбой. Она

перешла в род Черносошных...

- Понимаю, Иван Захарыч. Зато на лесной даче

он может дать по самой высшей оценке.

- Хорошо, если бы вы...

- Я не говорю, что мне удастся непременно попасть на

службу компании, но есть шансы, и весьма

серьезные.

- Ах, хорошо бы!.. Будьте уверены, я с своей

стороны...

У Ивана Захаровича не хватило духа досказать. Это

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки