Электронная библиотека

Другой бы на его месте стал швырять чем ни попало

или придираться к прислуге. Он себе этого не позволит. Он

- Черносошный, обязан себя сдерживать во

всех обстоятельствах жизни. Горячиться и ругаться - на

это много теперь всякой разночинской дряни. Он -

Черносошный!

Дела идут скверно. И с каждым годом все хуже.

Думал он заложить лесную дачу. Банк оценил ее слишком

низко. Но денег теперь нет нигде. Купчишки сжались; а

больше у кого же искать? Сроки платежа

процентов по обоим имениям совпадали в конце июня.

А платить нечем. До сих пор ему устраивали рассрочки. В

банке свой брат - дворянин. И директор - председатель, и

двое других - его товарищи.

Но там что-то неладно. В городе заехал он к

предводителю, своему дальнему родственнику и даже

однополчанину, - только тот его моложе лет на десять,

ему пошел сорок второй год, - выбранному после него два

года назад, когда Иван Захарыч сам отказался наотрез

служить третье трехлетие, хотя ему и хотелось получить

орден или статского советника. Дела тогда сильно

покачнулись. Почет-почетом; но разорение - хуже всего.

Предводителя он нашел в сильном расстройстве.

Он получил известие, что в банке обнаружен подлог,

и на сумму в несколько десятков тысяч. Дело дошло до

стр.365

прокурора. Поговаривают, что один из директоров не

отвертится. И не одно это. По двум имениям, назначенным

в продажу, ссуда оказалась вдвое больше стоимости. Оба

имения - двоюродного брата старшего

директора. В газетах - даже в столичных - появились

обличительные корреспонденции - "этих бы писак

всех перевешать!" - и неизбежно созвание экстренного

съезда дворян, - банк их сословное учреждение.

В городе началась паника, вкладчики кинулись брать

назад свои деньги с текущих счетов и по долгосрочным

билетам, по которым банк платит шесть процентов.

Нечего и думать выхлопотать отсрочку. Довольно

и того, что по обоим имениям оценка была сделана

очень высокая. Тогда Иван Захарыч служил

предводителем, и один из директоров был с ним на "ты",

учился вместе в гимназии.

Но вся эта передряга в банке прямо не касается его

родственника. А между тем тот точно сам попался.

У него имение заложено - "да у кого есть незаложенное

имение?" - но давным-давно, еще отцом его, в одном из

столичных банков; а недавно он, получив добавочную

сумму, перезаложил его в дворянский центральный банк.

И эти деньги он уже прожил. Живет он

чересчур шибко, с тех пор как связался с этой бабенкой,

бывшей женой акцизного чиновника. Он ее развел,

мужу-"подлецу" заплатил отступного чуть не сорок

тысяч; развод с венчанием обошелся ему тысяч в десять,

если не больше. За границу она его увезла; целых

полгода они там путались, в рулетку играли. Франтиха

она самая отчаянная. По три дюжины у нее всего

нижнего белья и обуви, и все шелковое, с кружевами;

какого цвета рубашка, такого и чулки, и юбка. Даром

что бывшая жена акцизного, а смотрит настоящей

французской кокоткой. И вот, с самого своего

предводительства, третий год он с ней так мотает. В

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки