Электронная библиотека

землемера. - Николай Никанорыч! Что это? Песня?

Ведь да? Песня? Или это какое-нибудь питье?

- И то, и другое, Александра Ивановна, и то,

и другое. Вроде ликера, крема... Очень крепкое.

Студенческое питье. И песнь сложилась. Ее и цыгане

поют.

стр.358

- Как поют? Запойте.

- Это хоровая.

- Тетя! Дуся! Попросите Николая Никанорыча.

- Довольно и вашей просьбы, Александра Ивановна.

Он так это мило сказал, с опущенными ресницами,

что Сане захотелось поцеловать его. Ну, хоть в лоб,

даже и при тете. Наливка сладко жгла ее в груди

и разливалась по всем жилам... Каждая жилка билась.

- "Крамбамбули - отцов наследство", - запел

Первач сдержанно... Голос у него был звучный и с легкой

вибрацией.

- Ах, какая прелесть!

- "И утешительное средство!" - продолжал Первач и еще

раз чокнулся с Саней.

Она выпила большую рюмку до дна и даже облизнула

кончиком языка свои сочные алые губы.

Через пять минут все трое пели хором:

"Крамбам-бам-бамбули,

"Крамбамбули-и,

И взвизгивающий голос тети Марфы прорывался

сквозь молодые, вздрагивающие голоса Сани и землемера.

Но очень громко они боялись петь, чтобы не

разбудить тетки Павлы.

Саня отведала и терновки, менее сладкой и более

вяжущей, чем сливянка, очень крепкой. Кончик языка

стало покалывать, и на щеках разлилось ощутительное

тепло, проникло даже до ушей. И в шее затрепетали

жилки. Голова не была еще в тумане; только какая-то

волна подступала к сердцу и заставляла его чуть-чуть

заниматься, а в глазах ощущала она приятную теплоту,

такую же, как в ушах и по всему лицу. Она отдавалась

впервые своему физическому сближению

с этим красивым мужчиной. Он уже владел всей ее

пухлой ручкой. Она не отнимала руки... Глаза его

точно проникали в нее - и она не стыдилась... как еще

было вчера и третьего дня.

После пения "Крамбамбули" и острого напряжения нега

разлилась по всему телу. Саня, прищурив

глаза, отвела их в сторону тетки, - и ей широкое,

обрюзглое, красное, лоснящееся лицо казалось таким

милым, почти ангельским. Она чмокнула на воздух

и проговорила голосом, полным истомы:

стр.359

- Тетя! Дуся!

И тут только в голову ее, как дымка, стал проникать

хмель.

Тетка тоже разомлела. Это была минута, когда она

непременно запоет одна, своей девичьей фистулой, какой-

нибудь старинный романс.

Река шумит,

Река ревет...

затянула Марфа Захаровна.

Сане не хочется подпевать. Она откинулась на

спинку стула. Ее левая рука совсем во власти Николая

Никанорыча. Он подносит ее высоко к своим губам

и целует. Это заставило ее выпрямиться, а потом

нагнуть голову. Кажется, она его поцеловала в щеку...

так прямо, при тетке. Но будь они одни, она бы

схватила его за голову и расцеловала бы.

Сердит и страшен

Говор волн...

разливается тетка, и голос ее замирает на последнем

двустишии:

Прости, мой друг!

Лети, мой челн!

VI

Под нежной листвой туго распускавшегося кудрявого

дубка Саня сидела на пледе, который подложил

ей Николай Никанорыч. Пригорок зеленел вокруг.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки