Электронная библиотека

Никанорыч... Какой угодно нынче наливки? Терновки

или сливянки?

- И той, и другой, если позволите.

- Так еще лучше.

Щеки толстухи еще ярче лоснились. Она за обедом,

при старшей сестре, ничего не пила, кроме квасу, даже

и к хересу не прикасалась, да и не очень его уважала.

После обеда и после ужина она вознаграждала себя

наливками.

И на Саню каждое после обеда в комнате тети

Марфы нападало особое состояние, вместе с запахом

от стен какими-то травами, от лакомств, кофе с густыми

пенками и наливок. Ей сейчас же захочется болтать,

смеяться, петь, целоваться.

Вот она опять за столом. Тетя рассаживается на

диване, облокотившись о подушку. Над ней закоптелая

картина - Юдифь с головой Олоферна. Но эта

страшная голова казалась ей забавной... И у Юдифи

такой смешной нос. В окнах - клетки. У тети целых

шесть канареек. Они, как только заслышат разговор,

чуть кто стукнет тарелкой или рюмкой, принимаются

петь одна другой задорнее. Но никому они не мешают.

У Сани, под этот птичий концерт, еще скорее зашумит

в голове от сливянки.

Другая горничная - Прасковья - приставлена

к своей "барышне" сызмальства, как Авдотья была

приставлена к Павле Захаровне. Она похожа на тетю

Марфу, - почти такая же жирная и так же любит

стр.357

выпить, только втихомолку. Саня про это знает от

няньки Федосеевны, строгой на еду и питье, большой

постницы. Но у Сани снисходительный взгляд на это.

Какая важность, что выпьет пожилая женщина от

деревенской скуки.

На столе уже стоят две бутылки с наливкой и несколько

тарелок и вазочек с домашними превкусными сластями:

смоква, орехи в меду, малиновые лепешки и густое

варенье из розовых лепестков, где есть апельсинная мелко

нарезанная корка и ваниль... Саня - особенная охотница до

этих сластей... Сейчас принесет Прасковья и кофе.

Первач сидит около нее на стуле очень близко

и смотрит ей в глаза так, точно хочет выведать все ее

мысли о нем. Она было хотела дать ему понять, что он

не имел права протягивать к ней под столом носок,

ища ее ноги; но ведь это ей доставило удовольствие...

Зачем же она будет лицемерить? И теперь она уже

чувствует, что его носок опять близится... а глаза

ласкают ее... Рука, все под столом, ищет ее руки. Она

не отдернула - и он пожал.

В эту минуту тетя налила им обоим по рюмке и себе

также.

- Сливянка? - спросил Первач и чокнулся с нею

и с Саней.

Его рука держала ее за кончики ее пальцев - и по

всему ее телу прошлось ощущение чего-то жгучего

и приятного, прежде чем она глотнула из рюмки.

Тетка ничего не замечала, да если б и заметила, не

стала бы мешать. Она ответила на чоканье Первача и,

прищурившись, смаковала наливку маленькими глотками.

- Хороша на ваш вкус, Николай Никанорыч?

- Превосходна, Марфа Захаровна.

- Саня! Хороша?..

- Очень, тетя, очень.

- Пей, голубка, пей.

- Лучше всякого крамбамбули, - подхвалил землемер.

- Крамбамбули? - вскричала Саня и подскочила

на стуле. Но пальчики ее левой руки остались в руке

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки