Электронная библиотека

Какие у него хорошенькие вещи! И весь он такой

"шикозный"! Явись он к ним, в институт, к какой-нибудь

"девице", его бы сразу стали обожать полкласса и никто не

поверил бы, что он только "землемер".

Она не хочет его так называть даже мысленно.

"Не землемер, а ученый таксатор".

Саня опустила голову над тарелкой со щами, где

плавал желток из крутого яйца, и вкусно пережевывала

счетом третий блинчатый пирожок - и в эту минуту,

под столом, к носку ее ботинки прикоснулся чужой

носок; она почувствовала - чей.

Это случилось в первый раз. Она невольно вскинула

глазами на тетку Павлу, брезгливо жевавшую

корочку черного хлеба, и вся зарделась и стала усиленно

глотать щи.

стр.352

Павла Захаровна подметила и этот взгляд, и этот

внезапный румянец.

"Ногу ей жмет", - подумала она и вкось усмехнулась.

Пускай себе! Чем скорее он влюбит в себя эту

"полудурью", тем лучше. Женись, получай приданое

и - марш, чтобы и духу их не было!

Кончик носка мужской ботинки Саня продолжала

чувствовать и не отнимала своей ножки; она застыла

в одной позе и только правой рукой подносила ко рту

ложку со щами.

Первач, продолжая есть красиво и очень приятно,

поворотил голову к Павле Захаровне и особенно

почтительно спросил ее, как она себя чувствует. Он давно

уже распознал, что в этом доме она - первый номер,

и если он в спальне у Марфы Захаровны так засиживается

с Саней, то все это делается не без ее ведома.

- Аппетита никакого нет, - выговорила Павла Захаровна

и поморщилась.

- Вы бы пирожка, тетя?

Саня спросила и испугалась. Но ей надо было что-нибудь

выговорить, чтобы совладать с своим волнением.

Только теперь прибрала она ногу и взглянуть на

Николая Никанорыча не решалась... Надо бы рассердиться

на него, но ничего похожего на сердце она не чувствовала.

- Ешь сама на здоровье! - ответила ей тетка своим

двойственным тоном, где Саня до сих пор не может

отличить ехидства от родственного, снисходительного

тона.

- Кушай, кушай! - поощряла ее тетка Марфа,

и узкие глазки ее заискрились, и Сане стало опять "по

себе".

- В каких вы побывали местах? - благосклонно

обратилась Павла Захаровна к землемеру.

- В заволжской даче моего главного патрона, Павла

Иларионовича.

- Низовьева? - почти разом спросили обе тетки.

- Так точно. Он торопит меня... депешей.

- Где же он проживает? Все в Париже небось?

Павла Захаровна повела на особый лад извилистым

носом. Марфа сейчас этим воспользовалась... Она

жить не могла без игривых разговоров - намек сестры

Павлы касался нравов этого богача Низовьева. У него

стр.353

до сорока тысяч десятин лесу, по Унже и Волге, в двух

губерниях. Каждый год рубит он и сплавляет вниз,

к Василю, где съезжаются лесоторговцы - и все, что

получит, просадит в Париже, где у него роскошные

палаты, жена есть и дети, да кроме того и метреску

держит. Слух идет, что какая-то - не то испанка, не то

американка - и вытянула у него не одну сотню тысяч

не франков, а рублей.

- В Париже. Но сюда будет в скором времени,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки