Электронная библиотека

ковыляя на левую ногу, прошлась по комнате

взад и вперед, потом постояла перед зеркалом, немножко

расчесала взбившиеся курчавые волосы и взяла из

угла около большой изразцовой печи палку, с которой

не расставалась вне своей комнаты.

Без нее не сядут. Она бы и сегодня не вышла. От

глупых разговоров сестры и племянницы ее тошнит; но

надо ей самой видеть, куда зашел землемер в своем

сближении с Саней. От него же она узнает подробности о

какой-то миллионной компании, которая с весны покупает

огромные лесные дачи, по сю и по ту

сторону Волги, в трех волжских губерниях. Землемер,

кажется, норовит попасть на службу к этой компании.

Ему следует предложить хорошую комиссию и сделать

это на днях, после того, как молодые люди погуляют

в парке раз-другой. Он и теперь знает, что без ее

согласия ничего в доме не делается. Надо будет

дать ему понять, что Саня ему может достаться в жены,

если его поддержит она.

Дверь опять приотворилась, и Авдотья во второй

раз доложила:

- Кушать пожалуйте, барышня.

- Иду! - отозвалась Павла Захаровна и, подпираясь

палкой, заковыляла к зале.

IV

Подали зеленые щи из рассады с блинчатыми

пирожками.

Против Марфы Захаровны, надевшей на голову

черную кружевную тряпочку, сидел землемер; по правую

руку от него Саня, без кофточки, по левую - Павла

Захаровна.

Землемер не смотрел великорусом: глаза с поволокой,

искристые зрачки на синеющих белках; цвет лица

очень свежий, матовый, бледноватый; твердые щеки,

плотно подстриженные, вплоть до острой бородки.

Вся голова точно выточена; волосы начесаны на лбу

в такую же челку, как и у Сани, только черные как

смоль и сильно лоснятся от брильянтина. В чертах -

стр.351

что-то восточное. Большая чистоплотность и

франтоватость сказывались во всем: в покрое клетчатого

пиджака, в малиновом галстуке, в воротничках и

манжетах, в кольцах на длинных, красивых пальцах. С

толстоватых губ не сходила улыбка, и крупные зубы

блестели. Он смахивал на заезжего музыканта, актера или

приказчика модного магазина, а не на землемера.

Свою деловую оболочку он оставил у себя: большие

сапоги, блузу, крылатку. Одевался он и раздевался

изумительно быстро.

Щи все ели первые минуты молча, и только слышно

было причавканье жирных губ тетки Марфы Захаровны,

поглощавшей пирожок, прищуривая глазки,

как сластолюбивая кошка. И Саня кушала с видимой

охотой.

- Пирожка хочешь еще, голубка? - спросила ее

Марфа Захаровна.

- Я возьму, тетя! - ответила Саня своим детским

голоском, и все ее ямочки заиграли.

- А вы, Николай Никанорыч?

- А вы, николай Никанорыч?

Голос землемера звучал музыкально и немного нараспев,

с южным акцентом, точно он заводил речитатив на сцене.

Он вбок улыбнулся своей соседке вправо.

Сане от его взгляда, из-под пушистых ресниц, делается

всегда неловко и весело, и нежный румянец разливается

тихо, но заметно, от подбородка до век. Она

быстро перевела взгляд от его глаз на галстук, где

блестела булавка, в виде подковы с синей эмалью.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки