Электронная библиотека

кажется, что она "сушка", - так в институте звали тех,

у кого сердца нет или очень мало.

II

- Саня, а Саня... Ты здесь?.. На качелях?.. Обедать

скоро!.. Николай Никанорыч подъехал.

С балкона доносился жирный голос тети Марфы.

Саня обернулась и, не вставая с качель, крикнула:

- Слышу, тетя, сейчас!

Марфа Захаровна, в капоте с пелеринкой из клетчатой

шерстяной материи, пестрела огромным пятном

между двумя колонками балкона - тучная, с седеющей

головой и красными щеками, точно смазанными

маслом.

- Иди!..

Пестрая глыба скрылась, и Саня ступила на дерн

и оставила веревки качель.

Ручки у нее - диковинные по своим детским размерам,

белые и пухленькие, все в ямках на суставах.

стр.342

Она расправила пальцы и щелкнула ими. От держания

веревок на них оставались следы.

Николай Никанорыч восхищался ее руками. Ей это

казалось немного странным. Она считала почти уродством,

что у нее такие маленькие руки. Даже перчатки надо было

выписывать из Москвы, когда она выходила из института.

Совсем детские! Но все-таки они

нравятся, и Николай Никанорыч нет-нет да и скажет

что-нибудь такое и смешное, и лестное насчет ее

"ручоночек".

К обеду она уже оделась. Разве поправить волосы - и

можно в них вколоть цветной бантик.

Она пошла ленивой поступью к дому - уточкой,

с перевальцем. Рост у нее был для девушки порядочный;

она казалась гораздо ниже от пышности бюста

и круглых щек.

С балкона дверь вела прямо в залу, служившую

и столовой, отделанную кое-как, - точно в доме жили

только по летам, а не круглый год. Стены стояли

голые, с потусклыми обоями; ни одной картинки, окна

без гардин, вдоль стен венские стулья и в углу буфет -

неуклюжий, рыночной работы.

Комнатка ее помещалась слева, через коридорчик

от комнаты тети Павлы. Из передней - ход в кабинет

отца; в глубине - гостиная и спальня тети Марфы,

просторная, с запахом наливок, самая "симпатичная",

как называла ее Саня.

Стол уже был накрыт - круглый, довольно небрежно

уставленный. Ножи с деревянными черенками, не

первой чистоты, черный хлеб, посуда сборная. В институте

их кормили неважно, но все было чище и аккуратнее

подано... Зато здесь еды много, и она гораздо

вкуснее.

Саня до сих пор не знает: богат ее отец или беден,

какой у него доход. Федосеевна пугает ее, что она

окажется бесприданницей; на то же намекает тетка

Павла Захаровна; самой ей трудно остановиться серьезно

на этом вопросе. Расспросить обо всем она могла

бы тетю Марфу или Федосеевну; ее что-то удерживает.

Непременно узнает она от одной из них что-нибудь

такое, что ее совсем спутает.

Отца она не понимает. Какой он? Щедрый, скупой,

очень богатый или так себе, концы с концами сводит,

хороший хозяин или проживет все дотла к тому времени,

когда она выйдет замуж. Ее отец верит в то, что

стр.343

в старых девах она не засидится. Это просто невозможно!

Если у нее и не будет хорошего приданого, она

все-таки выйдет. Нынче и бедных берут. В ее классе

Анночка Каратусова и Маня Аленина вернулись с вакаций

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки