Электронная библиотека

Волги, вплоть до села Заводного. Нагорный берег

зеленел, покрытый на несколько десятин парком,

спускавшимся к реке до узкой песчаной дороги.

Парк этот разделяли глубокие балки, обросшие

дубом и кленом, местами березой. Наверх шли еще

влажные дорожки, вдоль обрыва и крест-накрест

к площадке, где между двумя липовыми аллеями

помещались качели. Остатки клумб и заросшие купы

кустов выказывали очертания барского цветника, теперь

запущенного.

В глубине желтел двухэтажный дом, с террасами,

каменный, давно не крашенный. Верхний этаж стоял

на зиму заколоченный, да и теперь - с закрытыми

ставнями. Позади - вправо и влево - шли службы,

обставляя обширный двор с выездом на проселочную

дорогу. На горизонте синели леса.

В креслице качель сидела и покачивалась в короткой

темной кофточке и клетчатой юбке, с шапочкой на

голове, девушка лет восемнадцати, не очень рослая.

Свежие щеки отзывались еще детством - и голубые

глаза, и волнистые светлые волосы, низко спадавшие

на лоб. Руки и ноги свои, маленькие и также по-детски

пухлые, она неторопливо приводила в движение,

а пальцами рук, без перчаток, перебирала, держась ими

за веревки, и раскачивала то одной, то другой ногой.

Несколько ямочек смеялись на ее личике, под самыми

глазами, и посредине щек, и даже на подбородке.

Глаза - широко разрезанные, прозрачные - переходили

стр.338

от одного предмета к другому, от дерева к траве,

и дальше к скамье, стоявшей на обрыве, в полукруге

низких кустов, еще туго распускавших свои почки.

Солнце начало печь - шел первый час дня.

Девушка изредка щурилась, когда повертывала голову в

сторону дома, где был юг. Ее высокая грудь

вдыхала в себя струи воздуха, с милым движением

рта. Розовые губы ее заметно раскрывались, и рот

оставался полуоткрытым несколько секунд - из него

выглядывали тесно сидящие зубы, блестевшие на

солнце.

Гулять по парку было еще сыро. Вниз, к реке, она не

решалась спускаться одна. Вот после обеда, когда ее

старшая тетка ляжет отдохнуть, она пойдет к реке,

если подъедет Николай Никанорыч к обеду.

Николай Никанорыч живет у них вторую неделю,

во флигеле. Он - землемер. Фамилия его Первач. Такая

странная фамилия! Она его спросила как-то: "что

значит первач?" И он ей объяснил, что так называется

какая-то мука, - пшеничная, кажется. Этот Первач - красив,

даже очень красив - брюнет, волосы вьются, бородка

клинышком и на щеках коротко подстрижена.

Одевается "шикозно".

Это слово "шикозно", как и много других, она

вывезла из губернского института. Давно ли был выпуск,

акт и бал?.. Всего каких-нибудь три месяца с небольшим,

перед масленицей. Они - в старшем классе,

все носили при себе маленькие календари и отмечали

крестиком каждый протянувшийся день. Приехали за

ней папа и младшая тетка, Марфа Захаровна, с няней

Федосеевной, нашивали платья, белья, каждый день

ходили портнихи и приказчики из магазинов. Медали

она не получила; только награду - похвальный лист

и книги - сочинения Пушкина, с позолоченным обрезом.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки