Электронная библиотека

Аршаулова. Пароход вдруг напомнил ему его разговор с

писателем, Борисом Петровичем, когда в нем

впервые зажглась жажда исповеди, и капитан Кузьмичев

своим зовом пить чай не дал ему высказаться.

Борис Петрович и Аршаулов - родные братья по

духу, по своей любви к народу... Только тот служит

ему большим талантом, а этот горюн испортил в лоск

свою жизнь и ничего не сделал даже для одного Кладенца.

Что за нужда! Он счастлив, душа у него младенчески

чиста, никакого разлада с самим собой; на ладан дышит, а

ни одной горькой ноты!.. Разве не завидно?

стр.335

И вспомнилась ему та фраза, которую он в

разговоре с Борисом Петровичем привел из присловий

московского патриота: "так русская печь печет!"

Чудно печет она, и никакому иностранцу не разобрать,

что делается в душе русского человека.

Ритмический шум близившегося парохода все крепчал...

Протянулся и звук свистка, гулкий, немножко

зловещий, такой же длинный, как и столп искр от

трубы.

"Не "Батрак" ли?" - спросил себя еще раз Теркин.

Звук показался ему очень знакомым... Он не стал

разглядывать очертаний парохода.

На пристани замигали фонари, и окошко конторы

выделялось светлым четырехугольником.

Завтра он убежит отсюда вниз по реке на каком

придется пароходе.

Куда? Где у него дом?.. Все разлетелось прахом...

В каких-нибудь две недели. Он начал считать на пальцах

дни с приезда на дачу около посада, и не выходило

полного месяца; а со смерти Калерии - всего двенадцать

дней: три на дорогу в Москву, два в Москве

и у Троицы, три на поездку в Кладенец, да здесь он

четвертый день.

И опять он бобыль: ни жены, ни подруги!.. Там,

пониже Казани, томится красавица, полная страсти,

всю себя отдала ему, из-за любви пошла на душегубство...

Напиши он ей слово, пусти телеграмму - она

прилетит сию минуту. Ведь кровь заговорит же в нем,

потянет снова к женской прелести, будет искать отклика

душа и нарвется на потаскушку, уйдет в постыдную

страсть, кончит таким падением, до какого никогда не

дошел бы с Серафимой.

В ушах его зазвучали кроткие слова Калерии,

ее просьба простить Серафиму, вести ее к алтарю...

Нет!.. Между ним и Серафимой легла могила этой

девушки, выела и влечение к женщине, и жалость. Не

найти ему в браке с бывшей любовницей ничего, кроме

"распусты".

Тщета всякого счастия и всякого стяжания пронизала его

вместе с образом смерти Калерии... Все бросить,

превратиться в простеца, дойти до высокого юродства

Михаила Терентьича Аршаулова?!

Протянулось несколько минут. Теркин все еще

стр.336

сидел с низко опущенной головой. Его точно разбудил

новый свисток, у самой пристани.

Он встал, встряхнулся, пристально поглядел вниз

на реку. Подходил "Батрак". Вон косая труба и верхняя

американская рубка.

Его внезапно подхватило хозяйское чувство и понесло к

своему детищу. Почти бегом стал он спускаться

по горе к пристани, точно ища спасения от самого

себя...

стр.337

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ И ПОСЛЕДНЯЯ

I

Раннее половодье залило низины плоского прибрежья

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки