Электронная библиотека

судопромышленником, носил фуражку из синего сукна

с ремнем, без всякого галуна, большие смазные сапоги

и короткую коричневую визитку. Широкое, сочное,

точно наливное лицо его почти всегда улыбалось спокойно

и чуточку насмешливо. Эта улыбка проглядывала и в

желто-карих, небольших, простонародных глазах.

- Борис Петрович! - крикнул он с порога двери.

- Что вам, голубчик?

Откликнулся грудной нотой пассажир, старше его,

лет за сорок, в люстриновом балахоне и мягкой шляпе,

стр.9

худощавый, с седеющей бородкой и утомленным лицом.

Его можно было принять за кого угодно - за

мелкого чиновника, торговца или небогатого помещика.

Что-то, однако, в манере вглядываться и в общей посадке

тела отзывалось не провинцией.

- Чайку? - спросил капитан.

- Я готов.

- Так я сейчас велю заварить. Илья! - остановил

он проходившего мимо лакея. - Собери-ка чаю!.. Ко

мне!.. Борис Петрович, вы как прикажете, с архиерейскими

сливками?

Пассажир в балахоне поморщился, точно его что

укусило, и махнул рукой.

- Нет, голубчик, спиртного не нужно.

- Воля ваша!..

Они проходили по узкому месту палубы, между

рубкой и левым кожухом. Колеса шлепали все реже,

и с носа раздавалось без перерыва выкрикивание футов.

В рубке первого класса, кроме комнатки, где купец

с женой пили чай, помещалась довольно просторная

каюта, откуда вышел еще пассажир и окликнул тотчас

же капитана, но тот не услыхал сразу своего имени.

- Андрей Фомич! - повторил пассажир и пошел

вслед за ним.

Слово "Андрей" выговорил он чуть-чуть звуком

о вместо а. И слово "Фомич" отзывалось волжским

говором.

Он был такого же видного роста, как и капитан

Кузьмичев, но гораздо тоньше в стане и помоложе

в лице. Смотрел он скорее богатым купцом, чем барином, а

то так хозяином парохода, инженером, фабрикантом,

вообще деловым человеком, хорошо одевался и держал

голову немного назад, что делало его

выше ростом. На клетчатом темном пиджаке, застегнутом

доверху, лежала толстая золотая цепь от бокового кармана

до петли. Большую голову покрывала

поярковая шапочка вроде венгерской. Из-под нее темно-

русые волосы вились на висках; борода была белокурее, с

рыжиной, двумя клиньями, старательно подстриженная. В

крупных чертах привлекательного крестьянского лица

сидело сложное выражение. Глаза,

с широким разрезом, совсем темные, уходили в

толстоватые веки, брови легли правильной и густой дугой,

нос утолщался книзу, и из-под усов глядел красный,

сочный рот с чувственной линией нижней губы.

стр.10

Во второй раз он окликнул капитана звучным голосом, в

котором было гораздо больше чего-то юношеского, чем в

фигуре и лице мужчины лет тридцати.

- А! Василий Иванович! Что прикажете?

Капитан оставил тотчас же руку того, кого он звал

Борисом Петровичем, и подошел, приложившись рукой к

козырьку.

В этом поклоне, сквозь усмешку глаз, проходило

нечто особенное. В красивом пассажире чувствовался

если не начальник, то кто-то с влиянием по пароходному

делу.

- Как бы нам не сесть? - сказал он вполголоса.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки