Электронная библиотека

выглянул молодой мужик, с выстриженной маковкой, в

темном кафтане и также с лестовкой, увидал

Теркина и тотчас же скрылся.

Пение все еще доносилось из молельни.

Вышел другой, уже пожилой, такой же рослый

раскольник, вероятно, из "уставщиков", и быстро

приблизился к Теркину.

- Вы к Егору Евстигнееву? - спросил он его

и вскинул волосами, спустившимися у него на лоб.

Маковка была также выстрижена.

- Можно в молельню?.. Меня господин становой

прислал... Только я не чиновник, - прибавил Теркин, а

желал бы так войти, послушать вашей службы

и осмотреть богадельню.

Уставщик опять тряхнул волосами.

- Что ж... войдите!..

Взглядывал он не особенно приветливо, но ничего

злобного в его тоне не сквозило.

стр.315

Вслед за ним Теркин вошел через боковую дверь

в молельню. Она оказалась полной народа. Иконостас,

без алтаря, покрывал всю заднюю стену... Служба шла

посредине, перед амвоном. Отовсюду блестела позолота

икон и серебро паникадил. Ничего бросающегося

в глаза, не похожего на то, что можно видеть в любой

богатой православной часовне или даже церкви, он не

заметил... Вокруг аналоя скучились певцы, все мужчины.

Их было больше тридцати человек. Глубина

молельни, где чернели платки и сарафаны женщин,

уходила вправо, и туда Теркину неудобно было смотреть,

не оборачиваясь, чего он не хотел делать... Показалось ему,

что и остальные богомольцы подпевали

хору. В пении он не замечал никакого неприятного

и резкого "гнусавенья", о каком слыхал всюду в толках о

раскольничьей службе. Читали внятно, неспешно,

гораздо выразительнее, чем дьячки и дьяконы в

православной службе, даже и по городам.

Долго стоять было неловко: на него начали коситься. Он

заметил пронзительный взгляд одной богомолки, из-под

черного платка, и вспомнил, как ему отец эконом, когда

они ехали в долгуше к становому, в разговоре о

раскольницах-старухах сказал:

"Встретится с вами на улице, так вас глазами-то

и ожжет всего".

Служба уже отходила. Впустивший его уставщик

вышел с ним на крыльцо.

- Мне бы в богадельню... Попечителя супруга,

может быть, здесь?

- Они как раз прошли туда. Пожалуйте.

В нижнем этаже, из крытых сеней с чугунной лестницей

он попал в переднюю, где пахло щами. Его

встретила пожилая женщина, в короткой душегрейке

и в богатом светло-коричневом платке, повязанном

по-раскольничьи. Это и была жена попечителя. Несколько

чопорное выражение сжатого рта и глаз без бровей

смягчалось общим довольно благодушным выражением.

Уставщик подвел к ней посетителя и тотчас удалился.

- На сколько у вас кроватей?

- Да теперь, сударь, шешнадцать старух у нас....

Вот пожалуйте.

В двух светлых комнатах стояли койки. Старухи

были одеты в темные холщовые сарафаны. Иные

стр.316

сидели на койках и работали или бродили, две лежали

лицом к стене и одна у печки, прямо на тюфяке,

разостланном по полу, босая, в одной рубахе.

Это сейчас же отнесло его к тому сумасшедшему

дому, где его держали десять лет назад.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки