Электронная библиотека

так он мне противен... Голоса - и того не могу

выносить: шепелявит, по-барски мямлит. - Она сделала

гримасу. - И такого человека, лентяя, картежника,

совершенную пустушку, считают отличным чиновником,

важные дела ему поручали, в товарищи прокурора пролез

под носом у других следователей. Один чуть

не двадцать лет на службе в уезде...

Они говорили о муже ее, и им обоим было неприятно

это. Но избежать такого разговора они не могли.

Когда они встретились и сели на скамью, один

поцелуй и несколько любовных слов - вот и все, чем

они обменялись... Их стесняло то, что они на виду

у всех, хотя никто еще не зашел в садик. Теркин хотел

сейчас же сказать ей, зачем она не приехала к нему

в гостиницу, но вспомнил, что она просила его в письме на

том не настаивать.

О муже речь шла не более десяти минут. Серафима

передавала то, чего он не знал еще по ее письмам

в таких подробностях. Рудич - игрок, и из ее приданого

уже почти ничего не осталось. Правда, он дал ей

вексель, но что с него получишь?..

Она не договорила: "Ничего не получишь, если

даже и уйдешь от него".

Не так мечтал Теркин об этой тайной беседе на

набережной в сумерках июльской ночи. Что ему за

дело до господина Рудича?.. Мот он или скопидом,

стр.35

гуняв или молодец - ему хотелось бы забыть о его

существовании. Но Серафима, выдавая ему личность

мужа, показывала этим самым, на каком градусе находится

она от окончательного разрыва. Ее слова дышали

решимостью покончить с такой постылой жизнью.

Она вся отдавалась ему и хотела сначала и его и себя

убедить, как честных людей, что в ней не блажь говорит,

не распутство, а бесповоротное чувство, что личность

мужа не заслуживает никакого сожаления.

Мог ли он, Теркин, быть судьей?

Он ей верил; факты налицо. Рудич - мот и эгоист,

брюзга, важнюшка, барич, на каждом шагу "щуняет

ее", - она так нарочно и выразилась сейчас, по-мужицки, -

ее "вульгарным происхождением", ни чуточки ее

не жалеет, пропадает по целым ночам, делает истории

из-за каждого рубля на хозяйство, зная, что проиграл

не один десяток тысяч ее собственных денег.

И все-таки он не мог и не желал быть судьей... Его

начинало раздражать то, что время идет и они тратят

его на перебирание всех этих дрязг.

- Ну его к Богу! - на вытерпел он. - Твоя добрая

воля, Сима, поступить, как он того заслуживает, твой

супруг и повелитель; не желаю я, чтобы ты так билась!

Положи себе предел, - дольше терпеть постыдно!

- Еще бы! - громко выговорила она и, не оглянувшись

назад, обняла его за шею и поцеловала долгим беззвучным

поцелуем.

Голова его затуманилась.

- Все, все я сделаю!.. - шептала она ему на ухо, не

выпуская его руки. - Обо мне что сокрушаться!.. Тебе

бы только была во всем удача.

Она вдруг опустила голову и заговорила гораздо

тише, более жидким звуком, тоном девушки, немного

отрывочно, с передышками.

- Отец совсем плох... Доктор боится - ему до

осени не дотянуть. Я у них теперь чаще бываю, чем

в прошлом и позапрошлом году.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки