Электронная библиотека

окно и брезгливо оглядел еще комнату. Ему уже

мерещились по углам черные тараканы и прусаки.

В ободранном диване наверно миллионы клопов.

Но всего больше раздражали его духота и жар. Вероятно,

комната приходилась над кухней и русской печью. Запахи

сора, смазных сапог, помоев и табака-махорки проникали

через сенцы из других комнат трактира.

Точно его привели на съезжую для ночевки и втолкнули

в кутузку. Лучше бы извозчик Николай повез его

к себе или в простой постоялый двор, где водится

холодная чистая светлица.

"Чистая?" Чего захотел. У православных чистоты

не водится; раскольники - у тех чисто - не пустят

к себе.

Вернулся половой и принес подушку, ситцевую,

засаленную от долгого спанья.

- Вот, господин, свою небольшую, коли не побрезгуете.

Теркин оглядел ее со всех сторон, боясь увидать

некоторых насекомых.

- Почище наволочки нет?

стр.286

- Где же! - ответил половой и жалостно усмехнулся. -

Нам не из чего менять.

Особой наволочки на подушке и не было вовсе.

- Ну, ладно.

- Больше ничего не потребуется?

Ему хотелось есть; но что же мог он добыть в такой

поздний для Кладенца час?.. Наверно, и порядочной

свежей булки не отыщется... Разве кусок прогорклой

паюсной икры.

- Нет, милый человек, ничего мне не нужно...

Разве пива бутылочку?

- Ключи у буфетчика, господин, от погребицы...

А в буфете вряд ли найдется.

- Да и теплое будет... У вас ровно в бане...

Отчего так?

- От печки.

И половой указал пальцем в пол.

- Прощенья просим. Завтра вскричите. Мы рано

встаем.

Малый этот так начал зевать, что Теркин не захотел

дать ему развязать плед.

Но он не сразу начал устраивать себе постель.

Еще раз обошел он комнату, скинул пальто и пиджак... В

голову вступило. Он решительно не мог выносить такой

жары. Опять открыл он окно, и опять вонь

со двора заставила закрыть его.

- Экое свинство! - громко крикнул он, достал папиросу и

закурил на сальной оплывшей свече.

Щипцов ему половой не оставил.

- Экое свинство! - повторил он так же сердито,

хотел еще что-то сказать, смолк и застыдился.

Как его сытное житье-то испортило! Точно настоящий

барич. Не может выносить теперь ни вони, ни

духоты, ни тараканов, ни оплывших сальных свечей.

А еще мужицким родом своим хвастается перед

интеллигентными господами! Номер ему подайте в

четыре рубля, с мраморным умывальником и

жардиньеркой.

Иван Прокофьич, взрастивший его, подкидыша,

спал всю жизнь в темном углу за перегородкой, где

было гораздо грязнее и теснее, чем в этой трактирной

комнате. И не морщился, переносил и б/ольшее

"свинство".

Устыдившись, Теркин поспешно расстегнул ремни

пледа, отпер чемоданчик, достал ночную рубашку

и туфли, положил подушку полового в один конец

стр.287

дивана, а под нее чемоданчик, прикрыл все пледом,

разделся совсем, накинул на ноги пальто, поставил

около себя свечу на стол и собственные спички с парой

папирос и задул свечу.

Он долго курил... Что-то начало его покусывать; но

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки