Электронная библиотека

Скромненько удалился торговец, запахиваясь в ваточную

чуйку, и еще глубже надвинул на уши картуз.

Пароход дал протяжный свисток. Пристани еще не

было видно; но Теркин распознавал ее привычным

глазом судопромышленника. Над полосой прибрежья

круто поднимались обрывы. По горе вдоль главной

улицы кое-где мелькали огоньки. Для села было уже

поздно.

С собою Теркин захватил только маленький чемоданчик

да узел из пледа. Даже дорожной подушки

с ним не было. Когда пароход причалил, он отдал свой

багаж матросу и сказал ему, чтобы позвал сейчас

извозчика Николая.

Сколько он помнил, десять лет назад в Кладенце

еще не было постоянных извозчиков даже и на пристанях.

- Николай! - гаркнул матрос.

- Здесь, - откликнулся негромкий старый голос.

Темнота стала немного редеть. В двух шагах от

того места, где кончались мостки, разглядел он лошадь

светлой масти и долгушу в виде дрог, с широким

сиденьем на обе стороны.

- Пожалуйте, батюшка.

Подсаживал его на долгушу рослый мужик в короткой

поддевке и в шапке, - кажется, уже седой.

- Ты Николай будешь? - спросил Теркин.

- Николай, кормилец, Николай.

- Вези меня к Малыш/овым.

- В номера?

- Против трактира. Мне сказывали, там есть хорошие

комнаты.

- Есть-то есть, а как быдто переделка у них идет...

Все едино, поедем.

Поехали. С мягкой вначале дороги долгуша попала

на бревенчатую мостовую улицы, шедшей круто в гору

между рядами лавок с навесами и галерейками. Теркин

вглядывался в них, и у него в груди точно слегка

стр.283

саднило. Самый запах лавок узнавал он - смесь рогож,

дегтя, мучных лабазов и кожи. Он был ему приятен.

Поднялись на площадку, повернули влево. Пошли

и каменные дома купеческой постройки. Въехали в

узковатую немощеную улицу.

- Вот, кормилец, и Малыш/овы.

Теркин оглянулся направо и налево на оба двухэтажные

дома. В левом внизу светился огонь. Это был

трактир. "Номера" стояли совсем темные.

XXIX

Долго стучал Николай в дверь. Никто не откликался. И

наверху и внизу - везде было темно.

- Не слышат, окаянные!

- Со двора зайди! - отозвался Теркин.

И ему стало немного совестно: он, такой же мужик

родом, как и этот уже пожилой извозчик, а сидит себе

барином в долгуше и заставляет будить народ и добывать

себе ночлег.

Раздались шаги за входной дверью. Кто-то спросонок

шлепал босыми ногами по сеням, а потом долго

не мог отомкнуть засова.

- Номер покажи! Барина привез, - сказал Николай

громким шепотом.

- К нам нельзя, - сонно пробормотал малый,

в одной рубахе и портках.

- Почему нельзя? - спросил Теркин с долгуши.

- Переделка идет... Малари работают.

- Ни одной комнаты нет?

- Ни одной, ваше благородие.

- А внизу?

- Внизу хозяева и молодцовские.

Николай подошел к долгуше и, нагнувшись к Теркину,

заботливо выговорил:

- Незадача!

- Да ты послушай, - шепотом сказал Теркин, они,

может, по старой вере... не пускают незнакомых?

- Церковные они... Один-то ктитором у Николы-

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки