Электронная библиотека

фонари парохода яркими тонами резали темноту.

стр.279

На палубах, передней и задней, бродили совсем черные

фигуры пассажиров. Многие кутались уже в теплые

пальто и чуйки на меху - из мещан и купцов,

возвращавшихся последними из Нижнего с ярмарки.

На носовой палубе сидел Теркин и курил, накинув

на себя пальто-крылатку. Он не угодил вверх по Волге

на собственном пароходе "Батрак". Тот ушел в самый

день его приезда в Нижний из Москвы. Да так и лучше

было. Ему хотелось попасть в свое родное село как

можно скромнее, безвестным пассажиром. Его пароход,

правда, не всегда и останавливался у Кладенца.

Давно он там не был, больше пяти лет. В последний раз -

выправлял свои документы: метрическое

свидетельство и увольнительный акт из крестьянского

сословия. Тогда во всем селе было всего два постоялых

двора почище, куда въезжали купцы на больших базарах,

чиновники и помещики. Трактиров несколько,

простых, с грязцой. В одном, помнится ему, водился

порядочный повар.

Все это мало его беспокоило. Он и вообще-то не

очень привередлив, а тут и подавно. Ехал он на два, на

три дня, без всякой деловой цели. Желал он вырвать из

души остаток злобного чувства к тамошнему

крестьянству, походить по разным урочищам, посмотреть

на раскольничью молельню, куда проникал мальчиком,

разузнать про стариков, кто дружил с Иваном

Прокофьичем, посмотреть, что сталось с их двором, в чьих

он теперь руках, побывать в монастыре. К игумену у него

было даже письмо, и он мог бы там переночевать, да

пароход угодит в Кладенец слишком поздно, и ему не

хотелось беспокоить незнакомого человека, да еще

монаха, может быть, в преклонных летах.

Встреться он с кем-нибудь из своих промысловых

приятелей, с одним из остальных пайщиков

"товарищества" и начни он им говорить, зачем он едет в

Кладенец, вряд ли бы кто понял его. Один бы подумал:

"Теркин что-то несуразное толкует", другой:

"притворяется Василий Иваныч; должно быть, наметил

что-нибудь и хочет сцапать".

Ничего он не желал ни купить, ни разузнавать

по торговой части. Если б он что и завел в Кладенце,

то в память той, кому не удалось при жизни оделить

свой родной город детской лечебницей... Ее деньги

пойдут теперь на шляпки Серафимы и на изуверство

ее матери.

стр.280

- Больно уж поздно, - обратился к нему пассажир

в теплой чуйке, подсевший к нему незадолго перед

тем. - Никак, часов десять?

Теркин вынул часы, зажег спичку и поглядел.

- Четверть одиннадцатого.

- А нам еще добрых три, коли не четыре, версты

до Кладенца.

- Вы сами оттуда будете?

- Оттуда, господин.

- По торговой части?

По говору он узнал тамошнего уроженца. Пассажир был

сухопарый, небольшого роста, с бородкой,

в картузе, надетом глубоко на голову. Вероятно, мелкий

базарный торговец.

Теркин повторил вопрос.

- Нешт/о! Бакалеей займаемся!

- За товарцем к Макарию небось ездили?

- Поздненько угодил-то. Армяне совсем

расторговались... Которая бакалея осталась в цене... Да

заминка у меня вышла... И хворал маленько... Ну, и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки