Электронная библиотека

выходу. Слева пестрели башни монастырской

стены.

- Купец, а купец! Всего-то за двадцать копеек!

Прикажите подать! - кричал извозчик с козел пыльной

ободранной коляски, парой, сам - в полинялом

балахоне и картузе на затылке.

Теркин сел, и коляска со звоном ржавых гаек и шарнир

покатила книзу. Он не стерпел - взял извозчика,

испытывая беспокойство ожидания: чем пахнет на него

жизнь в этих священных стенах, на которых в смутные

времена иноки защищали мощи преподобного от

польских полчищ и бросали под ноги вражьих коней

град железных крючковатых гвоздей, среди грохота

пушек и пищалей.

Дребезжащая коляска подкатила к главным воротам в

несколько минут. И снаружи, и внутри, в проходе башни,

заметалась перед Теркиным великорусская

базарная сутолока. На длинной площади кверху, вдоль

стены, шел торг яблоками, арбузами, всяким овощем

и бакалеей, в телегах, на лотках и в палатках. В воздухе,

засвежевшем под частыми, уже осенними облаками,

носился плодовый запах, как бывало на Варварской

площади, в Москве, или теперь на Болоте, о ту же

пору дня. Во все стороны теснились обывательские

дома с вывесками трактиров и кабаков. Слева, подальше,

расползлось каменное здание монастырской

гостиницы - совсем уже на купецкий московский

лад, с выкрашенным чугунным подъездом и тиковой

драпировкой, как многие бойкие и грязноватые номера

где-нибудь на Сретенке или на Никольской.

Гам, треск извозчичьих колясок, скрип возов, крики

торговок и мужиков, пыль клубами, топтанье на одном

месте серого народа, точно на толкучке у Ильинских

ворот, - эта посадская несмолкаемая круглый

год ярмарочная картина обвеяла Теркина сразу, и все

в ней было для него так досадно-знакомо до мельчайших

черт. Ни за что он не мог схватиться, чтобы

настроить себя благоговейно. Он скорыми шагами,

чтобы уйти от этого первого впечатления, двинулся

под ворота.

стр.268

Там по обеим сводчатым стенам шел такой же торг

образками, деревянными игрушками и мелкой посудой,

четками, крестиками, картинками. Служки и монахи,

приставленные к продаже всем этим добром,

переговаривались с разными кумушками, дававшими

непомерно малую цену. Перед литографиями толпились

богомольцы. Нищие, двумя вереницами, и до

ворот и после них, у перил прохода, стояли, сидели

и лежали и на разные голоса причитали, так что гул от

них полз вплоть до паперти большой церкви, стоящей

вправо, куда шло главное русло народа. По двору,

больше влево, на булыжнике мостовой расселись с

котомками бабы и мужики; в разных направлениях

сновала чистая публика - грузные купчихи, старушки

барыни, подростки, приезжие из дальних губерний купцы

в сапогах бутылками, кое-где выцветший военный

сюртук отставного.

В Успенском соборе, куда сначала попал Теркин,

обедня только что отошла. Ему следовало бы идти

прямо к "Троице", с золоченым верхом. Он знал, что

там, у южной стены, около иконостаса почивают мощи

Сергия. Его удержало смутное чувство неуверенности

в себе самом: получит ли он там, у подножия

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки