Электронная библиотека

привал царей, убежище Грозного, место свидания

Лжедимитрия с матерью; Большие Мытищи с "громовым"

колодцем; Пушкино с царским дворцом; Радонеж, где

протекла юность Сергия...

Описание пышного жития царей захватило Теркина.

Он остановился над строками: "в зимнее время у саней

царских, по сторонам места, где сидел государь,

помещались, стоя, двое из знатнейших бояр, один справа,

другой слева".

Родись он в те времена, ему жилось бы по-другому:

добыл бы он себе больше приволья, простору или

погиб бы, ища вольной волюшки, на низовьях Волги,

на быстрых стругах Стеньки Разина. И каяться-то

после злодейств и мучительств умели тогда не по-

нынешнему. Образ грозного царя-богомольца

представился ему, - в келье, перед святым подвижником,

поверженного в прах и жалобно взывающего к Божьему

милосердию.

стр.266

XXV

- Вот и Хотьков! - громко сказал кто-то из пассажиров.

Поезд стоял у длинной узкой платформы.

"Хотьков монастырь!" - повторил про себя Теркин

и выглянул из окна. Вправо, на низине, виден был весь

монастырь, с белой невысокой оградой и тонкой каланчой

над главными воротами. От станции потянулась вереница-

человек в двести, в триста - разного

народа.

Она казалась бесконечной. В ней преобладали простые

богомольцы, с котомкой за спиной и посохом

в руке.

Теперь Теркин знал из путеводителя, что их потянуло к

этой женской обители перед посещением Троицы. Там

лежали останки родителей преподобного Сергия -

"схимонахи" Кирилл и Мария. Когда-то в Хотькове была

"киновия" - общежитие мужчин и женщин.

Но его самого что-то не тянуло в этот монастырь.

Стены, башенки, колокольни, корпусы церквей смотрели

чересчур ново, напоминали сотни церковных

и монастырских построек. Он и вычитал сейчас, что

в нем не осталось ничего древнего, хотя он и основан

был в самом начале четырнадцатого века.

Наискосок от окна, на платформе, у столика стояли

две монашки в некрасивых заостренных клобуках и

потертых рясах, с книжками, такие же загорелые,

морщинистые, с туповатыми лицами, каких он столько раз

видал в городах, по ярмаркам и по базарам торговых

сел, непременно по две, с кружкой или книжкой под

покровом. На столе лежали для продажи изделия

монастыря - кружева и вышивания... Там до сих пор

водятся большие мастерицы; одна из них угодила во

дворец Елизаветы Петровны и стала мамкой императора

Павла.

Эти сведения, добытые из зелененькой брошюрки,

развлекали его, но не настраивали на тот лад, как он

сам желал бы. Он бросил путеводитель, закрыл глаза

и откинулся вглубь. Ему хотелось поскорее быть

у главной цели его поездки. Осталось всего несколько

верст до Троицы. День стоял не жаркий, уже осенний.

Он попадет, наверно, к концу обедни, поклонится мощам,

обойдет всю святыню, съездит в Вифанию и в

Гефсиманский скит.

стр.267

Так и просидел он в своем углу, с закрытыми

глазами. И только за две минуты до прихода он

осмотрелся и по оживлению пассажиров увидел, что

поезд подъезжал к станции.

Огромная толпа высыпала под навес и туго задвигалась к

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки