Электронная библиотека

похоронил ее, дал знать по начальству, послал несколько

депеш; деньги, уцелевшие от Калерии, представил

местному мировому судье, сейчас же уехал в Нижний

и в Москву добыть под залог "Батрака" двадцать

тысяч" чтобы потом выслать их матери Серафимы для

стр.263

передачи ей, в обмен на вексель, который она ему

бросила.

И когда все это было проделано, он точно вышел

из гипноза, где говорил, писал, ездил, распоряжался...

Смерть Калерии тут только проникла в него и до

самого дна души все перерыла. Смерть эта предстала

перед ним как таинственная кара. Он клеймил Серафиму за

то, что у нее "Бога нет". А сам он какого Бога

носил в сердце своем? И потянуло его к простой мужицкой

вере. Его дела: нажива, делечество, даже властные планы и

мечты будущего радетеля о нуждах родины - стояли

перед ним во всем их убожестве, лжи,

лицемерии и гордыне... Хотел он сейчас же уехать

в село Кладенец и по дороге поклониться праху названого

отца своего, Ивана Прокофьева. Ему стало стыдно... Надо

было очиститься сначала духом, познать

свое ничтожество, просто, по-мужицки замолить все

вольные и невольные грехи.

Ведь и на Калерию он посягал. И к ней его чувство

разгоралось в плотское влечение, как он ни умилялся

перед ней, перед ее святостью. Она промелькнула в его

жизни видением. И смерть ее возвестила ему: "Ты бы

загрязнил ее; потому душу ее и взяли у тебя".

Поезд наконец тронулся. Теркин прислонил голову

к спинке дивана и прикрыл глаза рукой... Он опять

силился уйти от смерти Калерии к тому, за чем он ехал

к Троице. Ему хотелось чувствовать себя таким же

богомольцем, как весь ехавший с ним простой народ.

Неужели он не наживет его веры, самой детской, с

суеверием, коли нужно - с изуверством?

Народу есть о чем молить угодника и всех небесных

заступников. Ему разве не о чем? Он - круглый сирота;

любить некого или нечем; впереди - служение

"князю тьмы". В душе - неутолимая тоска. Нет даже

непоколебимой веры в то, что душа его где-нибудь

и когда-нибудь сольется с душой девушки, явившейся

ему ангелом-хранителем накануне своей смерти.

Он почему-то вспомнил вдруг, какое было число:

двадцать девятое августа. Давно ли он вернулся с ярмарки

и обнимал на террасе Серафиму... Три недели!

Никогда еще не наполняло его такое острое чувство

ничтожества и тлена всего земного... Он смел кичиться

своей особой, строить себялюбивые планы, дерзко идти в

гору, возноситься делеческой гордыней, точно ему

удалось заговорить смерть!.. И почему остался жив он,

стр.264

а она из-за чумазых деревенских ребятишек погибла,

бесстрашно вызывая опасность заразы?

Не должен ли он стремиться к такой же доблестной

смерти? Куда ему!

Вагон грузно грохотал. Поезд останавливался на

каждой станции, свистел, дымил, выпускал и принимал

пассажиров. Теркин сидел в своем углу, и ничто не

развлекало его. К ним в отделение влезла полная,

с усиками, барыня, нарядная, шумная, начала пространно

жаловаться на начальника станции, всем показывала свой

билет первого класса, с которым насилу

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки