Электронная библиотека

Пакетов и коробок никаких не было.

Теркин спустился с подножки и сказал кучеру:

- Хорошенько проводи!

О лошадях он всегда заботился, и за эту черту

Чурилин "уважал" его, говаривал: "скоты милует",

помня слова Священного писания.

- Умыться прикажете? - спросил он.

- Еще бы!

Он силился стянуть с барина полотняный плащ

и побежал вперед с балкона. Ему хотелось сегодня

усердствовать... Будь он посмелее, он вступил бы с

барином в разговор и постарался бы выведать: почему

у него вид "смутный".

Должно быть, та "бесноватая" что-нибудь натворила;

пожалуй, скандал произвела?

Умывался Василий Иваныч один, но на этот раз он

допустил его до рукомойника, и Чурилину было так

стр.257

отрадно, стоя вровень со столиком, поливать ему голову.

- Так и к обеду не бывала Калерия Порфирьевна? -

спросил Теркин, когда карлик подавал ему полотенце.

- И к обеду не бывали.

- А как слышно: все забирает там?

- Доподлинно не слыхал, Василий Иваныч.

Он знал, что вчера еще умерла девочка, но не хотел

смущать барина.

- Ты не врешь?

- Ей-ей!

"Ложь во спасение!" - подумал Чурилин и доложил, что

самовар готов.

XXIII

В лице Калерии проступала сильная усталость. Теркин

взглядывал на нее тревожно и боялся спросить, как

"забирает" в Мироновке.

Калерия выпила чашку, отставила и лениво выговорила:

- Совсем не хочется пить.

Голос у нее звучал гораздо ниже обыкновенного

и с легкой хрипотой.

- Уходите вы себя, голубушка, - порывисто выговорил

он и еще тревожнее оглядел ее.

- Нет, сегодня у меня не особенно много было

дела... Теперь лучше идет.

- Однако сколько снесли на погост?

- Всего трое умерло... Вчера одна девочка... Так

жалко!

Она сдержала слезы и отвернулась.

- Обо мне что... - начала она, меняя тон, - здесь

у меня другое на душе.

- Об нас сокрушаетесь небось? Так это напрасно!

Чего разбирать, Калерия Порфирьевна? Никто ни

в чем не виноват! Каждый в себе носит свою кару

и свое оправдание.

С отъезда Серафимы они еще ни разу не говорили

об "истории". Теркин избегал такого объяснения, не

хотел волновать ее, боялся и еще чего-то. Он должен

был бы повиниться ей во всем, сказать, что с приезда

ее охладел к Серафиме. А если доведет себя еще до

стр.258

одного признания? Какого? Он не мог ответить прямо.

С каждым часом она ему дороже, - он это чувствовал... И

говорить с ней о Серафиме делалось все

противнее.

Серафима чуть не выгнала Калерии, когда та пришла к

ней, вся в слезах, со словами любви и прощения... И его

она в первый день принималась несколько

раз упрашивать за свою "злодейку".

- Неужели так все у вас и порвано? - спросила

Калерия и поникла головой.

Ей заметно нездоровилось.

- Я готов исполнить что нужно... позаботиться

о судьбе ее.

- Эх, голубчик! Это на вас не похоже. Ведь она не

за деньги сошлась с вами.

- Я этого не говорю!

- Бросите вы ее... она погибнет. Помяните мое

слово.

- Что ж мне делать? - почти крикнул он и встал

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки