Электронная библиотека

"ракитова куста", как было дело у барина с Серафимой

Ефимовной, а как следует в закон вступить.

Волновался он и насчет того, как барышня сама

себя чувствует и понимает здесь, на даче... Ей, должно

быть, жутко. Она ведь барину совсем чужая. Из-за нее

случилось такое дело. И выходит, на посторонний

взгляд, точно она сама этого только дожидалась и желает

его довести до точки, влюбить в себя и госпожой

Теркиной очутиться.

"Не таковская!" - задорно повторял про себя Чурилин, и

если б кто из прислуги, кухарка или кучер,

сказали при нем что-нибудь в этом роде, он драться

полезет.

"Нет, не таковская!" И ему приятно было ручаться

за нее, верить, что Калерия Порфирьевна не чета той,

"бесноватой".

Но коли она не имеет никаких видов на барина,

здесь ей из-за чего же заживаться? Выходит не совсем

как бы ладно. Она - девушка посторонняя, а барин -

молодой, да еще красивый мужчина. Ежели ее что

удерживает - так мироновские больные ребятишки

и жалость к Василию Иванычу. Не желает она его

оставить в большом расстройстве. В Мироновке двое,

никак, умерло из ребятишек; поди, затянется... А она

не таковская, чтобы бросить или испугаться. И все

одна. Из посада доктор приезжал; однако не остался

там ночевать, прислал фельдшера, да и тот, - Чурилин

это слышал, как Калерия Порфирьевна сокрушалась, -

норовит, как бы ему "стречка задать".

За нее Чурилин почему-то не боялся, что она может

опасно заболеть. Неужли Бог допустит, чтобы такая

душа вдруг "преставилась" - в награду за ее христианское

поведение?..

Уедет Калерия Порфирьевна - и барин здесь дня не

выживет, дачу сдаст, все перевезет в посад и пойдет

кататься по Волге; может, и совсем переберется из этих

краев...

Будет ли его брать с собою или скажет:

"Чурилин, ты мне, брат, не нужен. Я теперь сам

бобылем стал: ищи себе другого барина!"

стр.256

Внутри у карлика захолодело. Он кинется в ноги

Василию Иванычу, - пускай возьмет, хоть без жалованья,

только бы не гнал его.

Незаметно для себя его большая голова дошла до

такого ужасного вывода. Неужели Серафимой

Ефимовной и держалась вся здешняя жизнь и его служба,

а барышня, при всей своей святости, принесла разгром?

Этот вопрос захватил его врасплох, и так ему стало

жутко - впору пробраться на балкон и отхлебнуть из

графинчика: авось отойдет.

Но он воздержался во второй раз и побежал в кухню

узнать, как самовар, раздула ли кухарка уголья

как следует; она - рохля, и у нее всегда самовар

пахнет.

Только что он перебежал к крылечку кухни, как со

стороны парадного крыльца заслышался негромкий

шум экипажа.

Чурилин бросился туда встречать барина. Это он

особенно любил: тянулся к крылу тильбюри, принимал

покупки, начинал громко сопеть.

И барин, и кучер были оба в пыли. Теркин прикрывался

холщовой крылаткой. Лицо у него показалось

Чурилину строже обыкновенного; но он спросил его

довольно мягко:

- Барышня еще не воротилась?

Особенно звонко выпалил Чурилин:

- Никак нет, Василий Иваныч.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки