Электронная библиотека

- Голубчик! - встретила она его умоляющим тоном. -

Ради Создателя, не бойтесь вы за меня и не

гневайтесь на нее. Ничего! Чистые пустяки! Видите,

я сама могла перевязать.

Она уже сидела в постели, и Чурилин держал перед

ней ее ящичек, откуда она уже достала корпию и бинт

и обматывала себе плечо, подмышку. Один рукав кофты

она спустила, и в первые минуты присутствие

стр.246

Теркина не стесняло ее; потом она взглянула на него

с краской на щеках и выговорила потише:

- На минуточку... пошлите мне Степаниду... Или

нет, я сама...

- А его вам оставить? - спросил Теркин, указав

головой на карлика. - Я выйду.

- Он - ничего!..

Она даже усмехнулась, и в глазах у нее не было уже

ни страха, ни даже беспокойства.

Теркин вышел в коридорчик.

- Бьются они там, - доложила ему шепотом Степанида,

все еще в слезах. - Позвольте, барин, хоть

воды... спирту...

Из спальни раздавался истерический хохот Серафимы.

- Ничего! Пройдет! - так же жестко выговорил

он и тут только вспомнил, что надо припрятать кинжал,

брошенный на пол.

"Вещественное доказательство", - подумал он, вышел на

заднее крыльцо и присел на ступеньку.

Ночь пахнула ему в лицо свежестью.

Он уже не боялся больше за Калерию и ни чуточки

не жалел Серафимы. Его нисколько не трогало то, что

эта женщина пришла в такое безумство, что покусилась на

убийство из нестерпимой ревности, из обожания к нему.

"Распуста! - выговорил он про себя то самое слово,

которое выплыло у него в лесу, когда он там,

дорогой в Мироновку, впервые определил Серафиму. -

Злоба какая зверская! - толпились в нем мысленно

приговоры. - Хоть бы одна человеческая черта... Никакой

сдержки! Да и откуда?.. Ни Бога, ни

правды в сердце! Ничего, кроме своей воли да бабьей

похоти!"

Ему как будто стало приятно, что вот она теперь

в его руках. Хочет - выдаст ее судебной власти...

Большего она не заслуживает.

Это проскользнуло только по дну души, и тотчас

взяло верх более великодушнее чувство.

"Выпущу завтра - и ступай на все четыре стороны.

Дня не останусь с нею! Калерию Порфирьевну я должен

оградить первым делом".

И с новой горечью и надеждой стал он думать

о том, что без нее, без соблазна, пошедшего от этой

именно женщины, никогда бы он не замарал себя

стр.247

в собственных глазах участием в утайке денег Калерии

и не пошел бы на такой неблаговидный заем.

"Подлость какая! - чуть не вскричал он вслух. Ограбить

девушку, оскорблять ее заочно, ни за что ни

про что, ее возненавидеть, да еще полезть резать ей

горло ножом сонной, у себя в доме!.."

Тут только наплыв нежной заботы к Калерии охватил

его. Его умиление перед этой девушкой "не от

мира сего" вызвало тихие слезы, и он их не сдерживал.

- Барин! - раздался сзади возбужденный шепот

Чурилина. - Барышня вас просят к себе.

- Легли опять в постель?

- Да-с. И сами себя перевязали. Я диву дался...

Карлик считал себя немножко и фельдшером. Ловкость

Калерии привела его в изумление.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки