Электронная библиотека

мне чего-нибудь менее скверного, чем мышьяк.

- Сима! Что ты?! Шутки твои я нахожу...

- А ты выслушай. Репримандов я не желаю, голубчик.

Мышьяк - мерзость. Хорош только для крыс.

Также и головки от спичек. Да нынче таких и не делают

почти. Все шведские пошли. Ну, хоть опиуму побольше,

или морфию, или хлоралу, если цианкали нельзя,

или той... как бишь, синильной кислоты.

стр.240

Ноздри ее начали заметно вздрагивать. Блеск глаз

усиливался. Она показалась ему небывало хороша

и страшна.

- Сима! Да перестань!..

Его физически резало жуткое ощущение от ее голоса,

слов, лица.

- Не нравится тебе? Потерпи! Я долго томить не

буду... Ну, ничего настоящего я не добыла... Тебе, быть

может, это и на руку?.. Кидалась даже к москательщикам...

Один меня на смех поднял. Вообразила, что

найду другое что... такое же действительное... У

часовщика нашла... Самый дамский инструмент...

Бульдогом прозывается.

- Револьвер?

- А то как бы ты думал? Тридцать рублей предлагала. Он

бы и отдал, да патронов у него нет. "И

нигде здесь не достанешь", - говорит. Если и найдутся

пистолеты, так другого калибра. Не судьба! Ничего не

поделаешь!.. Измаялась я: кучера отпустила в харчевню, а

сама с утра не пивши, не евши. Забрела на

набережную, села на траву и гляжу на воду. Все она -

Волга, твоя любимая река. Чего же еще проще? К чему

тут отрава или револьвер? Взяла лодку или по плотам

подальше пробралась - бултых! - и все кончено! Чего

лучше, чего дешевле?..

Он не прерывал ее. Тон ее делался проще. Было

что-то в ее рассказе и чудн/ое, и наводившее на него род

нервного усыпления, как бывало в детстве, когда ему

долго стригли волосы.

- А вышло по-другому... Река-то меня и повернула

вспять. Отравляться? Топиться?.. Из-за чего? Из-за того,

что мужчины все до одного предатели и вместо любви

знают только игру в любовь, рисовку свою

поганую, да чванство, да новизну: сегодня одна, завтра

другая! Нет! Это мы великосветским барыням да

шальным девчонкам предоставим!

Серафима усиленно перевела дыхание.

- Вот тебе и весь сказ, Вася!.. Вот через что

я перешла, пока вы с Калерией Порфирьевной под

ручку по добрым делам отправлялись. Может,

и миловались в лесу, - мне все равно! Слышишь, все

равно!

Она сидела против него все так же близко. Теркин

вышел из своего полузабытья.

- Если ты серьезно... не дурачишься, Сима...

стр.241

- Ради Бога, без нравоучений!.. Видишь, я, не

желая того, ловушку тебе устроила! - Углы ее рта

стало опять подергивать. - Небось ты распознал с первых

слов, что я не побасенки рассказываю, а настоящее

дело. И что же? Хоть бы слово одно у тебя вырвалось...

Одно, единственное!.. Вася!.. Нас теперь никто

не видит и не слышит. Неужели нет в тебе настолько

совести, чтобы сказать: Серафима, я тебя бросить

собираюсь!..

- Кто тебе это сказал? - вскрикнул он и оттолкнул ее

движением руки.

- Я тебе это говорю! Не то что уж любви в тебе

нет... Жалости простой! Да я и не хочу, чтобы меня

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки