Электронная библиотека

Дверь была затворена из передней. Он отворил ее

тихо и вошел, осторожно ступая.

- Это ты?

Серафима продолжала играть, только оглянулась

на него.

Он прошел к двери на террасу. Там приготовлен

был чай.

- Хочешь чаю? - спросила она его, не поворачивая

головы.

- Выпью!..

На террасе он сейчас же сел. Утомление от быстрой

ходьбы отняло половину беспокойства за то, какой

разговор может выйти между ними. Он не желал

расспрашивать, где она побывала в посаде, у кого

обедала. Там и трактира порядочного нет. Разве из

пароходских у кого-нибудь... Так она ни с кем почти не

знакома.

Звуки пианино смолкли. Серафима показалась на

пороге.

- Ходили в Мироновку? - спросила она точно совсем не

своим голосом, очень твердо и спокойно.

- Да... Калерия Порфирьевна там осталась...

больных детей осмотреть.

- Что ж? Переночует там?

Этот вопрос Серафима сделала уже за самоваром.

- За ней надо лошадь послать, - вымолвил Теркин также

умышленно-спокойно.

Из-за самовара ему виден был профиль Серафимы.

Блеск в глазах потух, даже губы казались бледнее.

Она разливала чай без выдающих ее вздрагиваний

в пальцах.

- Какая же это болезнь в Мироновке?

- Я сам не входил. Жаба, кажется.

- Жаба, - повторила она и поглядела на него

вбок. - Дифтерит, что ли?

- Почему же сейчас и дифтерит? - возразил он

и стал краснеть.

Краска выступила у него не потому, что ему неприятно

было скрывать правду, но он опять стал бояться

за Калерию.

В гостиной заслышались шаги.

- Чурилин! Кто там? - крикнул он.

Карлик подбежал к двери.

стр.239

- Скажи, чтобы сейчас закладывали. Сию минуту!.. И

ехали бы за барышней!

- Боишься, - начала Серафима, когда карлик

скрылся, - боишься за нее... Как бы она не заразилась?..

Ха-ха!

Хохот был странный. Она встала и вся как-то откинулась

назад, потом стала щелкать пальцами.

"Истерика... Так и есть!" - подумал Теркин, и ему

стало тошно, но не жаль ее.

Серафима пересилила себя. Истерику она презирала и

смеялась над нею.

Она прошлась по цветнику несколько раз, опять

вернулась к столу и стала прихлебывать с ложечки

чай.

Молчание протянулось долгой-долгой паузой.

XIX

- Послушай, Вася, - Серафима присела к нему

близко. - Ты меня почему же не спросишь, зачем я ездила

в посад и что там делала целый день? А?

- Расскажешь сама.

- Тебе это безразлично?

Голос ее вздрагивал. Зрачки опять заискрились. Губы

поалели, и в них тоже чуялась дрожь; в углах рта

подергивало. И в лицо ему веяло прерывистое дыхание,

как в минуты самой возбужденной страстности.

- Не безразлично, а что ж я буду приставать

к тебе... Ты и без того сама не своя.

- Сама не своя! - повторила Серафима, и ладонь

руки ее упала на его колени. - Так я тебе расскажу,

зачем я ездила... За снадобьями.

- За какими снадобьями?

Он повел плечами. Ее тон казался ему совершенно

неуместным, даже диким.

- За какими? Аптекаря соблазняла: не даст ли он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки