Электронная библиотека

- дать знать начальству или из посада добыть доктора.

- И это сделаем!.. Сам завтра чем свет поеду.

Сегодня... туда не угодишь. Теперь уж около семи.

- Да есть ли там доктор?

- Есть. Кажется, целых три; один из них и должен

быть земский.

- Он ведь в том селе. Остальные не поедут,

пожалуй.

- Настоим! Вы-то пожалейте себя. Не вздумайте

ночевать здесь!.. Обещайте, что приедете сегодня, ну,

хоть к десяти часам.

Он держал ее за обе руки и чувствовал во всем ее

теле приметное трепетание. С этим трепетом и в его

душу проникла нежность и умиленное чувство

преклонения. Ничего такого ни одна женщина еще не

вызывала в нем.

- Родная вы моя! - страстным шепотом выговорил он и

с трудом выпустил ее руки из своих.

- Так я пойду!.. В другие дворы нужно... Идите,

голубчик, и не беспокойтесь вы обо мне... Симы тоже

не напугайте.

Почти бегом пересекла она луговину по направлению к

колодцу и избе Вонифатьевых.

Теркиным снова овладело возбуждение, где тревога

за Калерию покрывала все другие чувства. Он пошел

скорым шагом и в каких-нибудь сорок минут был уже

по ту сторону леса, в нескольких саженях от дачи.

стр.237

Зрение у него было чрезвычайно острое. Он искал

глазами, нет ли Серафимы на террасе... Женской фигуры

он не замечал. На дворе - никого. Сарай растворен. Значит,

барыню привезли уже из посада, и кучер

проваживает лошадей.

Он встретил его. Тот ему пересек дорогу слева: вел

серого под уздцы. Другую лошадь можно сейчас же

заложить; она больше суток отдыхала.

- Привез барыню? - крикнул ему Теркин.

Кучер остановил лошадь.

- Только что угодили, Василий Иваныч. Дюже

упарились.

Серый был весь в мыле.

- Что же ты так?

- Да Серафима Ефимовна все погоняли.

- Проваживать отдай Чурилину, он справится;

а сам заложи Мальчика и съезди сейчас же за Калерией

Порфирьевной в Мироновку. Ты обедал в посаде?

- В харчевушке перекусил.

- Ну, поужинаешь позднее. Пожалуйста, друг!

Теркин потрепал его по плечу. Кучер улыбнулся.

Вся прислуга его любила.

- А в Мироновке-то, Василий Иваныч, где барышню-то

спросить?

- На порядке тебе укажут. Она по больным ходит.

- Слушаю-с.

Только сажен за пять, у крыльца, Теркин спросил

себя: как он ответит, если Серафима будет допытываться,

что за болезнь в Мироновке.

"Скажу просто - жаба".

Но он чего-то еще боялся. Он предвидел, что Серафима

не уймется и будет говорить о Калерии в невыносимо

пошлом тоне.

И опять произойдет вспышка.

- Где барыня? - спросил он у карлика, сидевшего

на крыльце.

- Она в гостиной.

Оттуда доносились чуть слышно заглушенные педалью

звуки той же самой унылой мелодии тринадцатого

ноктюрна Фильда.

"Тоскует и мается", - подумал он без жалости

к ней, без позыва вбежать, взять ее за голову, расцеловать.

Ее страдания были вздорны и себялюбивы, вся ее

внутренняя жизнь ничтожна и плоскодонна рядом с тем,

чт/о владеет душой девушки, оставшейся

стр.238

там, на порядке деревни Мироновки, рискуя заразиться.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки