Электронная библиотека

стр.228

Из глубины его собственной души поднимался новый

острый позыв к полному разоблачению того, в чем он

еще не смел сознаться самому себе.

- Калерия Порфирьевна, - выговорил он с некоторым

усилием. - Вчера Серафима, по уходе вашем,

начала кидать мне в лицо ни с чем не сообразные вещи,

поторопилась заявить, что она в браке со мной не

нуждается... Гордость в ней только и кипит да задор

какой-то... Я даже и не спохватился...

- Все это оттого, что она страдает. Не может

быть, чтобы вы этого не понимали! Она ждет! И если

между вами теперь нет ладу - я в этом повинна.

- Вы!..

- Не вовремя явилась. Но я не хотела, повидавшись с

тетенькой, не заехать опять к вам и не успокоить

Серафимы. Бог с ней, коли она меня считает

лицемеркой. Я из-за денег ссориться не способна. Теперь я

у вас заживаться не стану. Только бы вы-то

с Симой начали другую жизнь...

Голос ее дрогнул.

- Ах, Калерия Порфирьевна! Всего хуже, когда

стоишь перед решением своей судьбы и не знаешь: нет

ли в тебе самом фальши?.. Не лжешь ли?.. Боишься

правды-то.

Теркин закрыл лицо ладонями и упал головой на

траву.

- Нешто... вы, - Калерия запнулась, - охладели

к ней?

- Не знаю, не знаю!

- Старики наши сказали бы: "Это вас лукавый

испытывает". А я скажу: доброе дело выше всяких

страстей и обольщений. В Симе больше влечения

к вам... какого? Плотского или душевного? Что ж за

беда! Сделайте из нее другого человека... Вы это можете.

- Нет, не могу, Калерия Порфирьевна. С ней я погрязну.

- Таково ваше убеждение?.. Лучше, Василий Иваныч,

пострадать, да не отворачиваться от честного

поступка. Ежели вы и боитесь за свою душу и не

чувствуете к Симе настоящей любви - все-таки вы ее

так не бросите!

"Брошу, брошу!" - чуть не слетело с его губ признание.

Он молчал, отнял руки от лица и глядел в землю,

низко нагнув голову, чтобы она не могла видеть его лица.

стр.229

- Простите меня за то, что разбередила вас! - сказала

тихо Калерия и приподнялась. - Пора и в Мироновку. Там

детки больные ждут.

До выхода из леса они молчали.

ХVII

С того перекрестка, где всего неделю назад Теркин

окликнул глухонемого мужика, они повернули налево.

- Этот проселок, - сказал он Калерии, - наверно

доведет нас до Мироновки.

Не больше ста сажень сделали они между двумя

полосами сжатой ржи, как, выйдя на изволок, увидали

деревню.

У въезда сохранились два почернелых столба ворот, еще

из тех годов, когда Мироновкой владел один

генерал из "гатчинцев". На одном столбе держался

и шар, когда-то выкрашенный в белую краску. Ворота

давно растаскали на топку.

- Вы здесь еще не бывали, Василий Иваныч? - спрсила

Калерия, ускоряя шаг. Ей хотелось поскорее дойти.

- Нет; на этой неделе собрался и не дошел.

- Есть усадьба? Кто-нибудь живет... помещики

или управляющий?

- Знаю, что в доме живет по летам семейство

одно. Пайщик нашего общества, некто Пастухов. Не

слыхали?

- Нет, не слыхала.

- Я сам не знаком с семейством. Да это ничего.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки