Электронная библиотека

в пыли! Даже в горле стрекочет. А угощать меня не

трудись, Сима. Право, сыта... Совет да любовь!

Любимое пожелание Калерии осталось еще в воздухе

просторной и свежей комнаты, стоявшей в полутемноте от

спущенных штор

- Сима!

Теркин взял ее руку.

- Знаю, что ты скажешь! - вдруг порывисто заговорила

она шепотом и обернула к нему лицо, уже

менее жесткое, порозовелое и с возбужденными глазами. -

Ты скажешь: "Сима, будь моей женой"... Мне

этого не нужно... Никакой подачки я не желаю получать.

- Успокойся! зачем все это?

- Дай мне докончить. Ты всегда подавляешь меня

высотой твоих чувств. Ты и она, - Серафима показала

на дверь, - вы оба точно спелись. Она уже успела там,

на балконе, начать проповедь: "Вот, Симочка, сам

Господь вразумляет тебя... Любовь свою ты можешь

очистить. В благородные правила Василия Иваныча

я верю, он не захочет продолжать жить с тобою... так".

И какое ей дело!.. С какого права?..

В глазах заискрилось. Она начала опять бледнеть.

- Успокойся! - повторил все тем же кротким тоном

Теркин.

Но он не обнял ее, не привлек, не покрыл этих

глаз, еще недавно прельщавших его, пылкими поцелуями.

стр.224

Ее словам он не верил. Все это она говорила из

одной своей гордости и ненавистного чувства к

двоюродной сестре, ни в чем не повинной, искренно

жалевшей ее; она ждала, чтобы он упал на колени и

радостно воскликнул:

"Теперь нас никто не разлучит! Ты не можешь отказать

мне!"

В груди у него не было порыва - одного, прямого

и радостного. И она это тут только почуяла.

- Ты знаешь, как я с тобой прожила год! Добивалась я

твоей женой быть? Мечтала об этом? Намекала хоть раз во

весь год?

- Разве я говорю?

- И теперь мне не нужно... Я вольная птица. Кого

хочу, того и люблю. Не забывай этого! Жизни не

пожалею за любимого человека, но цепей мне не надо,

ни подаяния, ни исполнения долга с твоей стороны.

Долг-то ты исполнишь! Больше ведь ничего в таком

браке и не будет... Я все уразумела, Вася: ты меня не

любишь, как любил год назад... Не лги... Ни себе, ни

мне... Но будь же ты настолько честен, чтоб не

притворяться... Обид я не прощаю... Вот что...

Теркин хотел было удержать ее, Серафима рванулась и

выбежала из гостиной.

За ней он не бросился; сидел на диване расстроенный,

но не охваченный пылом вновь вспыхнувшей

страсти.

XVI

Лесная тропинка сузилась и пошла выбоинами.

Приходилось перескакивать с одной колдобины на

другую.

- Дайте мне руку, Калерия Порфирьевна. Так вам

удобнее будет перейти.

Она, розовая от ходьбы и жаркого раннего после

обеда, протянула Теркину свободную руку... На другой

она несла ящичек на ремешке.

Собрались они тотчас после обеда. Серафимы не

было дома: она с утра уехала в посад за какими-то

покупками.

На даче через кухарку стало известно, что в Мироновке

появилась болезнь на детей. Калерию потянуло

туда, и она захватила свой ящичек с лекарствами.

стр.225

Теркин вызвался проводить ее, предлагал добыть экипаж у

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки