Электронная библиотека

Я его переняла от нашей горничной... и пела исподтишка.

Отец считал всякое пение и музыку бесовским

наваждением.

Предложение ее так его захватило, что он даже

застыдился... Но желание петь с нею превозмогло.

Она сама сказала адвокату, что они хотят пропеть

дуэт. Все захлопали. Цыган отблагодарили, только

одну гитару взяли у начальника хора.

стр.27

Когда он брал аккорды, их взгляды встретились

так непроизвольно, что они оба стали краснеть... Он

первый начал, не отрывая от нее глаз:

Коль счастлив я с тобою бываю,

Ты улыбаешься, как май!

Слова он, кажется, произносил не совсем верно, но

он их так заучил с детства, да и она так же. Но что бы

они ни пели, как бы ни выговаривали слов, их голоса

стремительно сливались, на душе их был праздник.

И она, и он забыли тут, где они, кто они; потом она

ему признавалась, что муж, дом - совсем выскочили

у нее из головы, а у него явилось безумное желание

схватить ее, увлечь с собой и плыть неизвестно куда...

После дуэта остальные участники ужина хором

подхватили "Кубок янтарный", а потом она запела

цыганский же романс:

Любила я...

Не мог он не откликнуться на это признание.

Ни минуты не усомнился он, что она поет ему и для

него, а никогда он себя не упрекал в фатовстве и с

женщинами был скорее неловок и туг на первое

знакомство.

И он забыл, что она "мужняя жена", и ни разу не

спросил ее про то, как она живет, счастлива ли, хотя

и не мог не сообразить, что из раскольничьего дома,

наверно, ушла она если не тайком, то и не с полного

согласия родителей. Тот барин, правовед, мог, конечно,

рассчитывать на приданое, но она вряд ли стала

его женой из какого-нибудь расчета.

Все это отлетело от него. Был уже поздний час,

около двух. Те две барыни подпили, и она пила

шампанское, но только бледнела, и блеск глаз сделался

изумительный - точно у нее в глубине зрачков по

крупному алмазу.

- Вот бы на лодке прокатиться... - сказала она

после пения, когда он уже держал ее руку и целовал...

Лодка!.. Он готов был нанять пароход. Через несколько

минут все общество спустилось вниз к пристани. Добыли

большой струг. Ночь стояла, точно она

была в заговоре, облитая серебром. На Волге все

будто сговорилось, зыбь теплого ветерка, игра чешуй

и благоухание сенокоса, доносившееся с лугового берега

реки. Он шептал ей, сидя рядом на корме, - она

стр.28

правила рулем, - любовные слова... Какие?.. Он ничего не

помнит теперь... Свободная рука его жала ее

руку, и на своем лице он чуял ее дыхание.

Она первая заговорила о своем замужестве. Не по

расчету сделалась она женой следователя, но и не по

увлечению.

- Девчонка была!.. Дура!.. Дома очень уж тошно

стало! Умел польстить. Суета!.. Теперь только жизнь-то

начинаю узнавать.

И в глазах ее промелькнуло что-то горькое и сильное.

Намек был ясен: она не нашла любви в супружестве, она

искала ее, и судьба столкнула их неспроста.

Уж на рассвете вернулось в город все общество.

Никто никому не должен был отдавать отчета. Толстую

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки