Электронная библиотека

спросил он и встал между ними, ближе к перилам балкона.

- Да вот, известие такое я привезла. Что ж, все

под Богом ходим...

- Умер, что ли, кто?.. Матушка ее небось в добром

здоровье..

- Тетенька... слава Богу...

Калерия не договорила.

- Рудич застрелился.

стр.222

Глухо промолвила это Серафима. Лицо было жестко,

ресницы опущены.

"Заплачет? - спросил про себя Теркин и прибавил: -

Должно быть, муж - все муж!"

Будь это год назад, его бы пронизало ревнивое

чувство, а тут ничего, ровно ничего такого не переживал

он, глядя на нее.

- Застрелился? - повторил он и обернулся с вопросом в

сторону Калерии.

- Там где-то... где его служба была... в Западном

крае, кажется. Тетенька не сумела мне хорошенько

рассказать. Господин Рудич был там председателем

мирового съезда.

- А не прокурором?

- Видно, нет, - ответила Серафима и медленно

поглядела на Теркина.

Глаза потухли. В них он ничего не распознал, кроме

какого-то вопроса... Какого?.. Не ждала ли она, чтобы

у него вырвался возглас: "Вот ты свободна, Сима!"

Он подумал об этом совсем не радостно... Больше

из смутного чувства внешнего приличия, он пододвинулся

к Серафиме и тихо взял ее за руку около локтя. Рука ее не

дрогнула.

- Казенные деньги растратил, - выговорила она

и повела плечами. - Так и надо было ожидать.

Серафима сказала это скорее грустно, чем жестко;

но он нашел, что ей не следовало и этого говорить.

Как-никак, а она его бросила предательски, и Рудич,

если бы хотел, мог наделать ей кучу неприятностей,

преследовать по закону, да и ему нагадить доносом.

- Царствие небесное! - тихо и протяжно произнесла

Калерия. - Срама не хотел перенесть...

- Игрока одна только могила исправит, - точно

про себя обронила Серафима.

И это замечание показалось ему неделикатным.

- Деньги... Карты... - Калерия вздохнула и придвинулась

к ним обоим... - Души своей не жаль... Господи! - глаза

ее стали влажны. - Ты, Симочка, не виновата в том, что

сталось с твоим мужем.

"Она же ее утешает!" - подумал Теркин.

- Вы с дороги-то присели бы, - обратился он

к ней. - Сима, что же ты чайку не предложила Калерии

Порфирьевне. Здесь жарко... Перейдемте в гостиную.

- Закусить не хочешь ли? - лениво спросила Серафима.

стр.223

- Право, я не голодна; утром еще на пароходе

пила чай и закусила. Тетенька мне всякой всячины

надавала.

Они перешли в гостиную. Разговор не оживлялся.

Теркина сдерживал какой-то стыд взять Серафиму,

привлечь ее к себе, воспользоваться вестью о смерти

Рудича, чтобы хорошенько помириться с нею, сбросить с

себя всякую горечь. Не одно присутствие Калерии

стесняло его... Что-то еще более затаенное не

позволяло ему ни одного искреннего движения.

Не боялся ли он чего? Теперь ему ясно, что радости

в нем нет; стало быть, нет и желания оживить Серафиму

хоть одним звуком, где она распознала бы эту

радость.

- Сядьте вот рядком, потолкуйте ладком.

Калерия усадила их на диван.

- Схожу умоюсь и платье другое надену. Вся

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки