Электронная библиотека

где Теркин у стола просматривал какие-то счеты.

- На извозчике?

- Так точно.

- Барыня внизу?

- Внизу-с.

- Хорошо. Ступай!

Карлик исчез. Теркин сейчас же встал, поправил

бант легкого шелкового галстука, подошел к зеркалу,

причесал немного сбившиеся волосы и встряхнул только

сегодня надетый парусинный костюм.

Прошло всего пять дней с отъезда Калерии, и они

ему казались невыносимо длинными... Из них он двое

суток был в отсутствии. Не спешные дела выгнали его

из дому, а тяжесть жизни с глазу на глаз с Серафимой.

Они избегали объяснений, но ни тот, ни другая не

поддавались. Не требовал он того, чтобы она просила

прощения, не желал ни рыданий, ни истерических ласк

и чувственных примирений. Понимания ждал он - и

только. Но Серафима в первый раз ушла в себя, говорила с

ним кротко, не позволяла себе никакой злобной

выходки против Калерии и даже сама первая предложила

ему обеспечить ее, до выдачи ей обратно двадцати тысяч,

как он рассудит.

Она принесла ему вексель, выданный ей, и настояла

на том, чтобы он его взял обратно.

- Если ты не согласишься взять его, Вася, - сказала она с

ударением, но без резкости, - я все равно его

разорву. Мы ей должны выдать документ.

- Не мы, а я, - поправил он.

- Как ты найдешь уместнее.

Вчера вернулся он к обеду, и конец дня прошел

чрезвычайно пресно. Нить искренних разговоров

оборвалась. Ему стало особенно ясно, что если с

Серафимой не нежиться, не скользить по всему, что

навернется

стр.221

на язык в их беседах, то содержания в их сожительстве

нет. Под видимым спокойствием Серафимы он

чуял бурю. В груди ее назрела еще б/ольшая злоба

к двоюродной сестре. Если та у них заживется, произойдет

что-нибудь безобразное.

А ему так захотелось, поджидая Калерию назад,

отвести с ней душу, принять участие в ее планах,

всячески поддержать ее. Этого слишком мало, что он

повинился перед нею. Надо было заслужить ее дружбу.

- Где они? - спросил Теркин у карлика, проходя

мимо буфетной.

- На балконе-с.

Калерия, еще в дорожном платье, стояла спиной

к двери. Серафима, в красном фуляре на голове и капоте, -

лицом. Лицо бледное, глаза опущены.

"Не умерла ли мать?" - подумал он; ему не стало

жаль ее; ее дочернее чувство он находил суховатым,

совсем не похожим на то, как он был близок сердцем

к своим покойникам, а они ему приводились не родные

отец с матерью.

- Калерия Порфирьевна! С возвращением! - ласково

окликнул он.

Она быстро обернулась, еще более загорелая, лицо

в пыли, но все такая же милая, со складкой на лбу от

чего-то печального, что она, наверно, сообщила сейчас

Серафиме.

- Ну, что, все благополучно там?.. Матрена Ниловна

здравствует?

Тут только он вспомнил, что с утра не видал Серафимы,

пил чай один, пока она спала, и сидел у себя

наверху до сих пор.

- Здравствуй, Сима!

Она взглянула на него затуманенными глазами

и пожала ему руку.

- Здравствуй, Вася!

- Что это?.. Как будто вы чем-то обе смущены? - весело

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки