Электронная библиотека

к стене.

- Но только знай, - вдруг громким и порывистым

шепотом заговорила Серафима, - что я не намерена

терпеть у нас в доме такого царства Калерии

Порфирьевны. Пускай ее на Волгу едет и лучше бы сюда

не возвращалась; а приедет да начнет опять свои лукавые

фасоны - я ей покажу, кто здесь хозяйка!

Дверь хлопнула за Серафимой, ступеньки лестницы

быстро и дробно проскрипели, и все замерло в доме.

Теркин лежал в той же позе, лицом к стене, но

с открытыми глазами. Мириться он к ней не пойдет.

Ее необузданность, злобная хищность давили его

и возмущали. Ни одного звука у нее не вылетело, где

бы сказались понимание, мягкая терпимость, желание

стр.219

слиться с любимым человеком в одном великодушном

порыве.

"Распуста", - повторил он про себя то самое слово,

какое пришло ему недавно в лесу, после первой их

размолвки. Он не станет прыгать перед ней... Из-за

чего? Из-за ее ласк, ее молодости, из-за ее брильянтовых

глаз?..

Кто же мешал ей поддаться его добрым словам? Он

того только и добивался, чтобы вызвать в ее душе

такой же поворот, как и в себе самом!.. У нее и раньше

была женская "растяжимая совесть", а от приезда

Калерии она точно "бесноватая" стала.

Сон не шел. Теркин проворочался больше получаса,

потом вытянул ноги, уперся ими в нижнюю стенку

кровати и заложил руки за голову.

Кровь отливала от разгоревшегося мозга. В комнату в

открытое окно входила свежесть. Он подумал

было затворить, но оставил открытым.

Мысли заплетались в другую сторону. Деловой

человек, привычный к постоянному обдумыванию

практических действий и сложных расчетов, помаленьку

начал пробуждаться в нем.

А ведь Серафима-то, пожалуй, и не по-бабьи права.

К чему было "срамиться" перед Калерией, бухаться

в лесу на колени, когда можно было снять с души

своей неблаговидный поступок без всякого срама?

Именно следовало сделать так, как она сейчас, хоть

и распаленная гневом, говорила: она сумела бы

перетолковать с Калерией, и деньги та получила бы в два

раза. Можно добыть сумму к осени и выдать ей документ.

И то сказать, женщина все отдала ему: честь свою,

положение, деньги, хоть и утаенные, умоляла его не

выдавать себя Калерии, не срамиться, - и он не исполнил,

не устоял перед какой-то нервической блажью...

"Блажь!" - повторил он мысленно несколько раз,

готовый идти дальше в своих холодящих выводах,

и резко прервал их.

Сцена в лесу прошла передним вся, с первого его

ощущения до последнего. Лучше минут он еще не

переживал, чище, отважнее по душевному порыву. Отчего

же ему и теперь так легко? И размолвка с Серафимой не

грызет его... Правда на его стороне. Не

метит он в герои... Никогда не будет таким, как Калерия,

но без ее появления зубцы хищнического колеса

стр.220

стали бы забирать его и втягивать в тину. Серафима

своей страстью не напомнила бы ему про уколы совести...

С этим он заснул.

XV

- Калерия Порфирьевна приехали, - доложил Чурилин,

запыхавшись.

Он поднялся стремительно по крутой лесенке в башню,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки