Электронная библиотека

не соваться самому, предоставить мне все уладить.

- Я тебе слова не давал!

- Ха-ха!.. Теперь ты и запираться начал... Отлично!

Превосходно! Ты этим самым себя выдал окончательно!

Мне и сознания твоего не надо больше! Все

мне ясно. С первых ее слов я увидала, что вы уже

стакнулись. Она, точно медоточивая струя, зажурчала:

"Что нам, сестрица, считаться, - Серафима

передразнивала голос Калерии, - ежели вы сами признаете,

что дяденька оставил вам капитал для передачи мне, это

уж дело вашей совести с тетенькой; я ни судиться, ни

требовать не буду. Вот я к тетеньке съезжу и ей то же

самое скажу... Сама я в деньгах больших не нуждаюсь... А

в том, что я желала бы положить на одно

дело, в этом вам грешно будет меня обидеть". Небось

скажешь, ты не повинился ей? И она, шельма, раскусила,

что ей тягаться с нами - ничего, пожалуй, и не

получишь. Ты ей, разумеется, документ предложил,

а то так и пароход заложишь и отдашь ей двадцать

тысяч. Меня она ничем не уличит. Завещания нет;

никто не видал, как папенька распорядился тем, что

у него в шкатулке лежало.

- Серафима! - остановил ее Теркин и приподнялся в

кровати. - Не говори таких вещей... Прошу тебя

честью!.. Это недостойно тебя!.. И не пытай меня!

Нечего мне скрываться от тебя... Если я и просил

Калерию Порфирьевну оставить наш разговор между

нами, то щадя тебя, твою женскую тревожность. Пора

это понять... Какие во мне побуждения заговорили,

в этом я не буду каяться перед тобой. Меня тяготило...

Я не вытерпел!.. Вот и весь сказ!

стр.218

- Да на тебя точно туман какой нашел... Из-за

чего ты это делал? Ну, хотел ты непременно возвратить ей

эти деньги - ты мог потребовать от меня,

чтобы я выдала ей сейчас же вексель, пока ты не

добудешь их. Ведь на то же и теперь сойдет.. Что она

потеряет?.. Деньги были в верных руках, проценты мы

ей заплатим. Еще она спасибо нам должна сказать, что

мы в какой-нибудь банк не положили, а он лопнул

бы... Нынче что ни день, то крах!.. Так нет! - почти

крикнула Серафима и всплеснула руками. - Скитское

покаяние он приносил хлыстовской богородице!

- Не смей ее так называть!

- А-а!.. Вот оно что! Как только увидал эту кривляку, так

и преисполнился к ней благоговения!.. Скажите,

пожалуйста!

Серафима резко поднялась, отошла к окну и раскрыла

его. Ее душило.

- Ты не понимаешь! Душа моя - для тебя потемки!

Обидно за тебя, Серафима!

- А за тебя нет? - Она опять подошла к кровати

и стала у ног. - Помни, Вася, - заговорила она с дрожью

нахлынувших сдержанных рыданий, - помни...

Ты уж предал меня... Бог тебя знает, изменил ты мне

или нет; но душа твоя, вот эта самая душа, про которую

жалуешься, что я не могу ее понять... Помни и то,

что я тебе сказала в прошлом году там, у нас, у памятника,

на обрыве, когда решилась пойти с тобой...

Забыл небось?.. Всегда так, всегда так бывает! Мужчина

разве может любить, как мы любим?!

Ему стоило протянуть ей руку и сказать ласково:

"Сима, перестань!.." Он молчал и головой обернулся

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки