Электронная библиотека

и пелеринку Калерии. Та сидела боком у перил и читала,

низко нагнув голову.

Не могла она не остановиться и не оглядеть Калерии.

Ничего не было ни в ее "мундире", ни в ее позе

раздражающего, но всю ее поводило от этой "хлыстовской

богородицы". Не верила она ни в ее святость, ни

в ее знания, ни во что! Эта "черничка" торчит тут как

живой укор. С ней надо объясняться, выставлять себя

чуть не мошенницей, просить отсрочить возврат денег

или клянчить: не поделится ли та с нею после того, как

они с матерью уже похозяйничали на ее счет.

Вчера несколько раз на губах ее застывало начало

разговора о деньгах, и так ничего и не вышло до

возвращения Теркина из посада. Самая лучшая минута -

теперь, но Василий Иваныч может прийти с прогулки... А

при нем она ни под каким видом не станет

продолжать такой разговор.

И где он застрял? Пожалуй, ходили вместе утром

рано, пока она, "как простофиля", спала у себя.

Кровь заиграла на загорелых щеках Серафимы.

"Неужели он обманул ее и уже винился перед этой

фальшивой девулей?"

- Давайте самовар! - крикнула она так, что Степанида

услыхала и пошла прямо на террасу.

- А! Сима! С добрым утром!

Калерия встала и подошла поцеловать ее.

стр.213

Привета "с добрым утром" она тоже не любила,

находила его книжным, приторным.

- Спасибо! Извини. Я заспалась. Чай сейчас будем

пить... Васи ждать не станем. Где-то он запропастился.

Калерия взглянула из-под тугого навеса своего белого

чепца и спросила:

- Еще не вернулся Василий Иваныч из лесу?

- А ты его не видала?

Вопрос свой Серафима выговорила со страхом, как

бы голос ее не выдал.

- Да мы утром походили вот тут. Я травок пособирала.

Василий Иваныч в ту сторону пошел... Так это

давно было... в начале восьмого...

Глаза Калерии спокойно глядели на нее своими

светлыми зрачками, и рот тихо улыбался.

Она не сочла нужным скрыть, что они виделись.

Можно его только запутать, если он сам на это намекнет

при Серафиме. О том, как он перед ней повинился, она не

скажет, раз она дала ему слово, да и без

всякого обещания не сделала бы этого. У него душа

отличная, только соблазнов в его жизни много. Будет

Серафима первая допрашивать ее об этом - она сумеет

отклонить необходимость выдавать Василия Иваныча.

- А, вот что!

Горло у Серафимы сейчас же сдавило.

Подали самовар. Она заварила чай и нервно переставляла

чашки.

- Какую это ты книжку читаешь, Калерия?

- Для тебя мало занятную. По медицинской

части.

- Отчего же для меня незанятную? Ты меня такой

дурой считаешь?

- Господь с тобой! А книжка-то специальная... по

аптекарской части.

- Ну, ладно...

Голова Серафимы уже горела. Стало быть, они

гуляли в лесу. Наверно, Вася не выдержал, размяк

перед нею, бухнул ей про все, а после начал упрашивать,

чтобы она все скрыла, не выдавала его.

Коли так было, она не будет унижаться, допрашивать:

ни Калерию, ни его. Не хотел соблюсти свое

достоинство, распустил нюни перед этой святошей - тем

хуже для него. Но ее они не проведут. Она по

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки