Электронная библиотека

она должна дойти до того, что и у нее Бог будет!..

- Простите! Отнял у вас утро! И травки ваши

растеряли из-за меня... Погуляйте!..

Полный радостного волнения, Теркин еще раз пожал

руку Калерии и быстро-быстро пошел в чащу леса.

Он не хотел, чтобы ее видели с ним, если б они

вернулись вместе к террасе.

ХIII

Степанида в праздничном ситцевом платье, - в доме

жила гостья, - и в шелковом платке, приотворила

дверь темной спальни.

- Изволили кликать? - спросила она от двери.

- Который час?

Серафима чувствовала, что давно пора вставать.

стр.211

- Девять пробило, барыня.

Разговор их шел вполголоса.

- А Калерия Порфирьевна?

- Э! Они чуть не с петухами встают. Никак, ходили

гулять в лес. Теперь уже оделись и книжку читают

на балконе.

- В лес ходила? Одна?

Вопрос заставил Серафиму подняться с постели.

- Не видала, барыня.

- Василий Иваныч дома?

- Нет, их что-то не видать. Только они никуда не

уезжали: Онисим дома.

Степанида догадывалась, что барыня, с тех пор, как

приехала "их сестрица", что-то не спокойна, и готова

была всячески услужить ей, но нашептывать зря не

хотела.

- Поскорее раскрой ставни и дай мне умыться.

Одна Серафима не привыкла ни умываться, ни

одеваться. Она торопила горничную, нашла, что

утренний пеньюар нехорошо выглажен; волосы она

наскоро заправила под яркую фуляровую наколку,

которая к ней очень шла; но все-таки туалет взял

больше получаса.

- Барышня пила чай? - спросила она, когда была

уже совсем готова.

- Никак нет-с.

- Вы не предлагали?

- Они попросили молока и кусочек черного хлеба.

Самовар готов... Прикажете подавать?

- Подавайте... да надо же подождать немножко

Василия Иваныча, если он не вернулся.

Проходя коридорчиком мимо комнаты, где стоял

буфетный шкап, Серафима увидала Чурилина. Карлик

чистил ножи, поплевывая на них.

Это ее остановило.

- Чурилин! - сердито окликнула она его.

Он поклонился ей низким поклоном своей огромной

головы.

- Что это за гадость! Как ты чистишь ножи?..

Плюешь на них.

Она говорила ему "ты" нарочно, хотя и знала, что

он взрослый.

Чурилин зарделся и стал учащенно мигать желтыми

ресницами.

- Я, Серафима Ефимовна, завсегда...

стр.212

- Чтобы этого не было!

В дверях она обернулась.

- Василий Иваныч у себя?

- Они еще не приходили.

- В лесу гуляют?

- Не могу знать.

Карлик сжал губы и забегал глазами. Он зачуял,

что барыня выспрашивает у него про барина, стало

быть, насчет чего-нибудь беспокоится. Если бы он

и знал, то не сказал бы, когда и с кем Василий Иваныч

ходил в лес. Между ним и обеими женщинами -

Степанидой и барыней - шла тайная борьба. К Теркину

его привязанность росла с каждым днем.

- Не могу знать! - не воздержалась Серафима

и передразнила его.

Карлик, с пылающими щеками, начал тереть суконкой

ножик и, только что Серафима скрылась, плюнул

опять на лезвие.

В окно гостиной Серафима увидала белый чепец

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки